Долг ребёнку или долг родине?
20.01.2018 145 5.0 0

Разрыв поколений, смена эпох, - всё это сейчас происходит, как в слайдере, как в смартфоне при листании пальцем страничек. И это вовсе не проблема несчастных школьников, как иногда кажется взрослым. В первую очередь – это наша проблема.


Фома НЕВЕРОВ


«Странно, - удивляется сорокалетний дядька, поглаживая пивное брюшко, - я в их возрасте гудрон жевал и первый раз выпил портвейну, а они то какие-то соли жрут, то на митинги ходят…»

Или берут топор, бутылку с бензином и врываются в школьные классы. Ещё у них субкультуры странные. В «наше время» модно было пацанов из чужого района подстерегать и наказывать, а у них – уркаганское единство. Почему-то в «Единую Россию» не хотят, а в уркаганскую им по приколу.

Класс школы в Улан-Удэ после нападения подростков


Работа с молодёжью может происходить по-разному. Но у взрослого всегда два варианта: первый – говорить с подростком на равных и пытаться его в чём-то убедить, и второй – нудить с позиций «я старше, я знаю», и заведомо проиграть.

26 марта 2017 года в России вообще всё поменялось. 40-летние дядьки убедились, что их отпрыски уже никогда не станут покорно жевать гудрон. Они пойдут кричать «Долой коррупцию», и поверьте, им будет решительно пофиг, разрешённая это акция или нет. Организаторы акций говорят на равных, объясняют, внятно артикулируют. Трудовики, ОБЖ-сты с классными руководителями, подряженные вести идеологическую работу – орут, поучают, пугают.

Мы видели и слышали несметное количество таких записей. Подросток чувствует несправедливость куда острее нас. Мы идём на компромисс: нарушают собственные законы, гонят на кладбища и мототреки, и хорошо – мы пойдём. Скажем об этом, но пойдём. Подростки не хотят компромиссов, они ещё не знают, что с властью можно и нужно постоянно «делать вид». Будто бы ты ей веришь, а она что-то делает, и наоборот.

Как только ваш ребёнок впервые скажет вам: «Ты меня обманул», - считайте, вы его потеряли. Может быть, ещё найдёте, но свой рейтинг доверия восстанавливать будете долго. Долг собственному ребёнку всегда важнее долга самозваной родине.

Целый год подростков жёстко прессовали. 16-летний москвич Коля, тусовавшийся на мартовском митинге, получал свои «ответки» до июня, вместе с отцом. Угрожали уголовным делом, звонили из всевозможных ведомств, обещали скорый суд. В июне он уже надел берцы и заявил, что «по-любому» пойдёт на Тверскую. А в марте он ещё берцев не надевал – в кроссовках ходил.

Пойми, ты, трудовик и по совмещению учитель ОБЖ, и ты, космонавт-омоновец, эта «школота», которую вы так презрительно наставляете и швыряете в автозаки, растопчет вас, как котят. Они – будущее, а вы – прошлое. Сегодня ты их пятерых в охапку сгребёшь, а завтра они обозлятся и ночью изобьют тебя до полусмерти в подъезде.

Задержание подростка, устроившего резню в пермской школе


16-летнего Колю прессовали за то, что он хотел с коррупцией бороться. Трудовик, ты за коррупцию со своей зарплатой в 12 тысяч? Зачем ты дрочишь мальчика Колю? Скажи ему: чувак, ты красавчик, я с тобой. Не знаю твоего Навального, - он, быть может, проходимец и агент Госдепа, но ты молодец, чувак, ты в свои шестнадцать лет хочешь Родину из пропасти вытаскивать, а я до сих пор гудрон жую!

Видел я этих волонтёров кемеровского штаба Навального: красивые, интеллигентные, умные ребята. Они делают свои видеоролики, уже сейчас могли бы стать неплохими репортёрами. Воевать с ними – одно удовольствие: уволить с работы родителей, отутюжить друзей в универе. Нужно ведь как-то доказать молодёжи, что она – враг, и ты ей тоже явно не друг.

Ксения Пахомова, координатор кемеровского штаба Навального


Если моя дочь когда-нибудь мне сообщит, что завтра идёт на митинг за Навального (Путина, Милонова, Тулеева), первое, что я должен ей ответить: «Круто! Можно, я с тобой?» А потом уже спросить, зачем, потом обсудить и поспорить. И пойти, в конце концов, если не смог отстоять своё мнение.

Наконец, трудовики, менты и психологи доказали юному Коле, что быть честным и бороться против коррупции, но за всё хорошее в России нельзя. За это избивают в полиции, таскают по инстанциям, напрягают родителей, угрожают отчислением из школы и невозможностью поступить в ВУЗ.

Тут история парня Коли – вполне реальная – прерывается. Он умён не по годам, и всё с ним нормально. Возникают другие истории – с молодёжными арестанско-уркаганскими субкультурами, о которых никто не печётся, потому что надо экстремистов-навальнят обезвреживать; с наркоманами и придурками, идущими резать первоклашек в соседнюю школу.

Втянуть подростка в любую авантюру, будь то молодёжная банда или нашистская группировка – дело нехитрое. Был бы «здравый кипиш» и харизматичный лидер – адепты найдутся. Но трудовик не может сказать члену молодёжной банды: «Чувак, ты красавчик, я с тобой за прекрасную Россию будущего». Время упущено.

 Читать других авторов 

 ПОМОЧЬ ПРОЕКТУ 


Читайте также:
Комментарии
avatar