Донос in vitro*
11.05.2017 22:00

ПОМОЧЬ ПРОЕКТУ 342 5.0 0

Довлатовская формула про четыре миллиона доносов замечательно работает в России. Страна рабов, страна господ, страна доносчиков – кажется, получается так.


Фома НЕВЕРОВ


Этот прекрасный образец скинули в марте прошлого года френды в фейсбуке. Журналистка «всерьез занялась познанием интересов у подростков» с «нравами не то, что я». Процесс познания заострился на блогере Руслане Соколовском. Журналистка добросовестно просмотрела все ролики блогера и даже предоставила соответствующие ссылки, а в конце призвала своих читателей к борьбе и сообщила, что теперь в деле «разберется полиция, отдел по борьбе с экстремизмом и РосКомНадзор».

Эй, вы что, это же донос! Тупой, мерзкий, наводнённый ошибками и перечислением статей УК. И с логотипом Роскомнадзора.

Френды удивились: ты лучше бы помог в нашей борьбе, а не критиковал.

В борьбе с чем, спрашиваю? С «пропагандой атеизма», которую журналистка всерьёз считает уголовным преступлением? С «совращением малолетних», к каковому вы причисляете любые разговоры о сексе? Или я должен вслед за вами признать, что блогер – «засланный шпион»?

В поддержку журналистки выступили какие-то учителя с писателями, развернулась дискуссия на тему: «Чем отличается донос от сообщения о преступлении?». Таким печальным образом я лишился нескольких фейсбучных приятелей.

Было это в марте 2016-го, и мне тогда казалось, что бесноватые доносчики ничего не добьются. Всё-таки не 37-й год, и режим пусть малоприятный, но не тоталитарный.

Осенью было возбуждено уголовное дело, сегодня вынесен этот безумный приговор, в котором «отрицание существования Бога и пророка Мухаммеда» и «переосмысление ситуации непорочного зачатия» всерьёз названы нарушениями закона.

Но глупые доносы не цветут маковым цветом там, где им отвечают только пальцем у виска. В том же прошлогоднем марте в суде заслушивалось дело блогера Краснова, которому вменяли всего одну фразу: «Бога нет». Краснова на месяц заперли в психушку, но всё же не посадили, и даже условно не осудили, закрыли дело.

Вероятно, настоящий российский христианин должен работать депутатом, а в свободное время служить в храме, носить футболки с экстремистскими лозунгами и бегать по улицам, матеря «хохлов». По крайней мере, за это его не осудят и не отлучат от церкви.

Скучающим гражданам дали в руки новые статьи УК, по которым легко можно наказать человека с «нравами не то, что я». Подарок соблазнительный, грех не воспользоваться. А грех сегодня – понятие уголовное, поэтому волна доносов катится по стране стремительным домкратом. Вирус доносительства вырвался из пробирки, куда его загнали несколько лет относительной свободы, и грозит новой пандемией. Доносчики преследуют своих жертв, чтобы снова обижаться и собирать материал для своих кляуз.

…Ходить в православные храмы сегодня – большой риск. Телефон в твоих руках может оскорбить чьи-то чувства, даже если ты ждёшь звонка от больной матери, за здоровье которой пришёл помолиться. Кто знает, заботливый ты сын или подлый кощунник. А чуткий прихожанин может позвонить куда следует, или вместе с друзьями-единоверцами избить обидчика, не дожидаясь суда – земного или страшного.

Конечно, это не церковь строчит доносы, не церковь судит и сажает в психиатрические лечебницы. Это государство, от которого церковь отделена, это перегибы на местах, больше вредящие репутации РПЦ, чем ловцам покемонов.

Но вы слышали, чтобы патриарх выступил с обращением к этому государству с просьбой отменить абсурдную статью об оскорблении чувств? Или выгнал поганой метлой из приходского совета храма депутата, разжигающего межнациональную рознь? Или осудил доносительство?

Однажды я видел на кладбище женщину, в голос матерящую бога. Женщина потеряла десятилетнего сына, и не могла понять, как Он мог это допустить. Наверное, убитая горем мать в тот момент была безумна. И надеюсь, поблизости не оказалось журналистов, учителей и писателей с заточенными под донос перьями. Или обычных активистов с заточками.


In vitro (с лат. — «в стекле») — это технология выполнения экспериментов, когда опыты проводятся «в пробирке» — вне живого организма. По мнению автора, бывшие советские люди имели возможность изучить феномен доносительства в лабораторных условиях. Но искоренить болезнь в себе самих так и не удалось.

Распространить


Читайте также:
Комментарии
avatar