Ислам с человеческим лицом
09.12.2017 01:06

ПОМОЧЬ ПРОЕКТУ 372 5.0 0

Большое интервью с имамом Марселем Кантиковым, возглавляющим в Прокопьевске мечеть на улице Береговой. Информационный повод - «месячник» (скажем так), посвященный дню рождения Мухаммеда (точная дата появления на свет Пророка не известна). Расспросил имама, как он пришёл к вере. Об истории мечети, которую он возглавляет. Многожёнстве, Рамзане Кадырове и мировом терроризме. Супруга имама рассказала, почему перешла из православия в ислам.

Андрей НОВАШОВ


Выборная должность

- Начну с неприятного вопроса. Читал в интернете, что несколько прокопчан уехали воевать за запрещённую в России организацию ИГИЛ, и что завербовали их непосредственно в Прокопьевске.

- В мою бытность имамом не было такого, чтобы кто-то пришёл в нашу мечеть и начал вербовать. – объясняет Марсель Кантиков. - И от прихожан я таких разговор не слышал.

- Но кто-то из прокопчан там воюет или воевал?

-  Читал в интернете, что там был один прокопчанин. Но в нашей мечети я его никогда не видел.

- Ваша мечеть относится к «Духовному управлению мусульман Кемеровской области». В Кузбассе и, в частности, в Прокопьевске действует ещё и «Объединение мусульманских организаций Кемеровской области». Чем эта организация отличается от вашей?

- Не знаю, я их устав не читал. Это нужно у них спросить.

- Вы поддерживаете с ними отношения?

- Мы иногда встречаемся на городских мероприятиях. Просто ещё одна организация. Ничего плохого.

Прокопьевский имам Марсель Кантиков: «У нас люди не делятся на мирян и служителей храма». Фото автора


- Сколько мусульман живёт в Кемеровской области и в Прокопьевске?

- Точных данных никто не может сказать. Сложно определить, кто является мусульманином. Если судить по национальной принадлежности, то в области проживает около 50 тысяч татар. В состав «Духовного управления» входит около 20 кузбасских организаций. Мечети, где проводятся пятничные молитвы, есть, в частности, в Междуреченске, Осинниках, Белове, Кемерове, Лениске-Кузнецком, Юрге, Анжеро-Судженске, Березовском, Прокопьевске и Прокопьевском районе. Две мечети в Новокузнецке. В нашу мечеть по пятницам приходит около 50 человек. А в праздники – 250-300. Многие прихожане приезжают в Прокопьевск из стран ближнего зарубежья на сезонные работы, поэтому сложно говорить о количестве, тем более мы всегда выступаем за качество.

- Что касается национальности, возраста и социального статуса ваших прихожан. Мужчин или женщин больше?

- Сколько приходит женщин, я почти не вижу. В мечети во время молитв женщины отделены от мужчин. Обычно около 12 женщин приходит. В основном татарки. Из мужчин – половина татары. Остальные – азербайджанцы, таджики, узбеки, киргизы, несколько дагестанцев. Профессии – от дворника до генерального директора. Все возрастные категории представлены примерно в равных пропорциях. Приходят не одни только аксакалы, но и люди среднего возраста, и молодёжь. Но важно еще и понимать, что  мы людей не делим по социальным статусам, у нас в вере есть такое понятие, что Всевышний Господь не смотрит на одеяния и чины, а смотрит на сердца и деяния.

Прихожанка прокопьевской мечети. Как говорит имам, в его мечеть на пятничные молитвы приходит около 12 женщин, в основном татарки.


- А сколько в Прокопьевске людей, которые исторически принадлежат к исламской культуре?

- Как мне рассказывали, по переписи 1990-х в городе проживало около 20 тыс. татар и башкир. Сейчас по статистике – около 4 тыс. Но есть ещё смешанные браки. И какова реальная цифра, известно одному Всевышнему. А вообще Прокопьевск исторически складывался как многонациональный город. В 30-х здесь оказалось 6-7 тыс.

мусульманских раскулаченных семей из Башкирии, Поволжья и с Урала. А семья – этот как минимум 4-5 человек. Мои предки оказались в Прокопьевске в 1931 году в ходе раскулачивания. Работали на шахте, жили на спецпоселении.

- Как вы пришли к вере?

- С детства видел мусульманские обряды: похороны, поминки. Приходили дедушки и бабушки. Читались молитвы. Сдавалось пожертвование. Готовился стол. Когда учился в КузГТУ, православные однокурсники перед экзаменами читали молитвы. И тогда спросил у своей бабушки: «Какую молитву читать, чтобы мне Бог помог?». И она написала мне несколько молитв, которые я заучил. Ну а потом уже в Кемерове, где я тогда жил, открылась соборная мечеть. Однажды заглянул туда. Потом стал прихожанином. Там проводились курсы по исламу. Начал изучать, заинтересовался, поступил на заочное отделение Казанского исламского университета. И потом по воле Всевышнего оказался здесь.

- Вы планировали вернуться в Прокопьевск, когда получали духовное образование?

- Нет. В исламский университет поступил для себя. Параллельно работал в Кемерове, и эта работа никак не была связана с религиозной деятельностью. Когда уже начал практиковать религию, совершать намаз, то, приезжая в гости к родителям, посещал прокопьевскую мечеть, познакомился с прихожанами. Здесь был уже пожилой имам. Он попросил муфтия: «Дайте нам молодого». И получилось так, что я оказался здесь.

- При слове «имам» представляешь убеленного сединами аксакала. А вам всего тридцать. Паства не считает, что вы слишком молоды для такого звания?

- Презрительных взглядов в мою сторону не бросают. Значение имеют не только годы, но и знания. В переводе с арабского «имам» - тот, за кем следуют. Бывают имамы в мечети, имамы в какой-то науке. Имамом в мечети может стать тот, кто умеет проводить пятничные молитвы, похоронные, свадебные обряды, обряд имянаречения. Обладая определёнными знаниями, имамом можно стать и в 20 лет, и в 70.

- Среди ваших предков были имамы?

- Нет.

- В дореволюционной России существовали целые династии православных священников. В исламе такой традиции нет?

- Я не сторонник сравнения. Скажу про ислам, про мусульман. У нас нет такого: если я имам, то у меня и сын обязательно будет имамом. И у нас люди не делятся на мирян и служителей храма. Как говорил пророк Мухаммед (мир ему), «не оставляйте мирского из за вечного и вечного из за мирского». Являясь духовным руководителем, имам может параллельно работать на стройке или на ферме, или вести бизнес. И если имам видит, что пришёл человек, который образованнее его, то он уступает этому человеку своё место, а сам становится его помощником или уходит в другую сферу деятельности. Нет такого: если возвели в сан, то ты никуда не денешься, и всю жизнь в этом сане будешь. Имама выбирает община. Дальше его кандидатуру должен утвердить муфтий.

- На вашей странице в соцсети видел фотографии, сделанные в спортзале.

- Да, стараюсь заниматься спортом – бег, велосипед, футбол. Это стереотип, что имам – обязательно дряхлый дедушка. Наш Пророк тоже поддерживал физическую форму. Он был коммуникабельным, всесторонне развитым. И все существующие современные технологии мы должны использовать. Имам не только руководит молитвой. У него много административной работы. Надо выслушать и дать совет людям разных возрастов и социальных категорий. Самому участвовать в мероприятиях. Хорошая физическая форма не помешает.

- Получается, ислам – достаточно гибкая религия, которая вписывается в разные исторические контексты?

- Тот же шариат – этим словом пугают, и совершенно напрасно – он же гибок. Есть основные постулаты, которыми мы не можем поступиться. И есть второстепенные моменты. Сейчас много моментов, которых не было при ниспослании Священного Писания. Например, Коран ничего не говорит о занятиях спортом. Можно ли мусульманину заниматься, допустим, самбо? Смотрим по критериям. Что этот вид спорта даёт? Защиту себя, своего имущества. Так делал Пророк. Значит, это не запрещено. И, как уже говорил, в исламе жизнь не разделяется на духовные и светские составляющие.

- Насколько терпимо российское общество относится к мусульманам? Есть ли у российских мусульман стремление жить обособленно?

- Наверное, это личное дело каждого. Наша религия не предписывает обосабливаться или сужать круг своего общения. Мы родились на этой земле. На территории Сибири существовало Сибирское ханство. Хан Кучум был мусульманином. Здесь ислам распространился даже раньше, чем христианство. Сегодняшняя Россия - это многонациональная и многоконфессиональная страна. На территории нынешней Новосибирской области задолго до прихода сюда царской России и христианизации существовали мусульманские поселения. На территории Кемеровской области в Яшкинском и Юргинских районах проживают калмаки, которые исторически давно уже  мусульмане. В Ижморском районе есть село, где до сих пор стоит мечеть 19 века постройки. В России около 20 миллионов мусульман, которые живут бок о бок с представителями других национальностей и вероисповеданий. Наши прадеды сражались за Россию и в Великую Отечественную, и в Первую Мировую. И во время нашествия Наполеона в составе русской армии были башкирские полки. Сюда, в Прокопьевск, в 30-е годы ссылали людей самых разных национальностей. После войны к ним прибавились украинцы и немцы Поволжья. И в одном забое плечом к плечу стояли русские, татары, украинцы и немцы. И все жили дружно. Никакой обособленности или нетерпимости я не вижу.

- Вы родились в Прокопьевске и прожили здесь большую часть жизни. Ни разу не возникало конфликтов на религиозной почве?

- Ни разу. Чтобы кто-то мне сказал: «Уезжай к себе на родину!» - такого я не слышал.

Прокопьевская мечеть на улице Береговой. «В 96-м, когда она открылась, здесь были центры компактного проживания татар»


- Мечеть, где мы сейчас беседуем, открылась в 1996-м. А где до этого собирались прокопьевские мусульмане?

- Первая мечеть в городе открылась в 1943-м или 1944-м году в районе шахты имени Калинина. Там был имам. Проводились пятничные молитвы. Была своя история. В 1949-м её закрыли. Потом собирались по посёлкам.

- Единого центра не было?

- Нет. Всё это было подпольно.

- Почему нынешняя мечеть находится на отшибе?

- Это сейчас на отшибе. А в 96-м, когда она открылось, здесь были центры компактного проживания татар: посёлки Калачёвка, Чёрная Гора, Маганак - спецпоселения раскулаченных. Потом Чёрную Гору снесли, Калачёвку и Маганак расселили. Здание, где располагается мечеть, построено в 1931-м году. Насколько мне известно, когда-то здесь размещался Дом Малютки. Старики вспоминают, что когда мусульманской общине отдали это здание, входная дверь была замотана на проволоку, а межкомнатных дверей вообще не было. Начали ремонт. Сейчас здесь есть комната омовения, ритуальная комната, столовые, кухня, кабинеты. Нам хватает.

Наложницы – это не актуально

- В Прокопьевске живут представитель разных национальностей и религий. Как Коран относится к межконфессиональным бракам?

- По Корану мусульманин может брать в жёны мусульманку, христианку, либо иудейку.

- Он должен обратить её в свою веру?

-  В священном Коране сказано: «И разрешена вам пища людей Писания, и их женщины». Поэтому женщина может оставаться при своей религии. Но дети воспитываются в мусульманской традиции.

- А у женщины-мусульманки есть право выйти не за мусульманина?

- Право-то, может быть, у неё и есть. Но женщина идёт за мужем. Поэтому такой брак с точки зрения ислама считается недействительным.

- Многие россияне, не принадлежащие к исламской традиции, считают, что в исламском обществе женщина – бесправная служанка, рабыня. Как в фильме «Белое солнце пустыни».

- Пророк Мухаммед жил на рубеже 6-7 веков. В тот момент женщины действительно были служанками, их продавали и покупали. У мужчины могло быть и десять, и двадцать жён. Ислам, наоборот, дал женщине права. Пророк Мухаммед сказал: «Рай находится под ногами ваших матерей». И у нас строго прописано, что женщина, когда выходит замуж, имеет право сказать «Да» или «Нет». Кроме того, Пророк сказал, что женщина не обязана выполнять домашнюю работу – готовить, стирать, убирать. Если выполняет, то получает награду от Всевышнего. Но не обязана. Может сказать мужу: «Я буду рожать и воспитывать детей. А для домашней работы нанимай служанку. Выполнять эту работу стану, только если ты будешь меня любить и хорошо ко мне относиться».

Имам с женой и сыном. «Пророк Мухаммед сказал: «Рай находится под ногами ваших матерей»


- Несколько лет назад СМИ сообщали о чеченской свадьбе высокопоставленного мужчины-мусульманина, у которого уже была одна жена, и девушки из бедной семьи. Писали, что на семью невесты оказывалось серьёзное давление.

- Чечня от нас далеко. Честно говоря, я там ни разу не был.

- Сегодня в Прокопьевске есть мужчины-мусульмане, у которых несколько жён?

- Есть, но таких семей мало. Из моего круга общения только у трёх мужчин две жены. В  свящённом Коране сказано: «Берите в жёну одну, двух, трёх, четырёх. Но если будете к ним справедливы». Важное уточнение, о котором необходимо помнить. Многожёнство направлено не на удовлетворение страстей, а на поддержание женщин, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. Вдов, например. Супруга в исламе, будь она первая или четвёртая, имеет права, претендует на наследство из имущества мужа. На мужчине лежит обязанность содержать своих жён и детей.

- Насколько понимаю, Коран разрешает до четырёх жён, а число наложниц не ограничивает.

- Для нашего времени этот вопрос не актуален. Наложница – это рабыня. А рабство давно отменено.

- Не могу не спросить про Рамзана Кадырова. На мой взгляд, он позволяет себе крайне резкие публичные высказывания. Создаёт определённую модель поведения. В массовом сознании россиян, не принадлежащих к исламской традиции, Кадыров – типичный современный мусульманин. Является ли он примером для подражания в мусульманской среде?

- В тех его высказываниях, которые читал, ничего плохого не увидел. Он человек с активной жизненной позицией. Кадыров выразил своё недовольство, когда хотели запретить цитаты из Корана. Помогает бедным, защищает слабых. По его странице в Instagram видно, что он совершает молитвы, занимается спортом, уважительно относится к старшим. Наверное, я не решусь кого-то назвать примером для подражания. Для нас пример для подражания – это наш Пророк.

- Что касается крымских татар…

- Разве там есть какая-то проблема? Честно говоря, я не слишком знаком с этим вопросом. Думаю, кто хочет жить в составе России – тот остаётся. Кто не хочет, может переехать. Мы же свободные люди. Среди моих знакомых есть один парень – наполовину крымский татарин. Он раз в три-четыре месяца ездит в Крым. По его словам, там всё нормально, все довольны.

- Ещё один стереотип: «Ислам – воинственная религия, которая учит убивать неверных».

- Начнём с того, что в переводе с арабского «ислам» – это «мир». Мы, когда здороваемся, говорим «асалям алейкум» - «мир вам». Ислам разрешает лишь защищать себя, свою семью, город, страну, когда агрессор нападает.

- Но в массовом сознаний мировой терроризм связан именно с исламом.

- Может быть, в последние 20 лет. Но, например, в России начала прошлого века террористами были эсеры и анархисты, которые к исламу никакого отношения не имели. Но если посмотреть на сегодняшний мир, то можно сказать, что СМИ сделали такую репутацию для мусульман, а мусульмане стали заложниками нечестивцев и преступников. Эта тема сложная и требующая отдельного разговора.

- Почему в последние 20 лет большинство террористов объявляют себя приверженцами именно ислама?

- Во все времена в каждой стране есть люди, которых можно «заблудить». Наверное, большое количество природных ресурсов находится именно в тех местах, где проживают мусульмане. Эти ресурсы определённые люди хотят захватить. Так было в Ливии, в Ираке. Так сейчас происходит в Сирии. Хотя много столетий там, наряду с мечетями, существовали христианские храмы и монастыри. Представители разных религий мирно сосуществовали.

Мечеть на Береговой. «… когда мусульманской общине отдали это здание, входная дверь была замотана на проволоку, а межкомнатных дверей вообще не было»


- В Сирии мусульмане-шииты воюют с мусульманами-сунитами?

- Нет. Там просто деньги и нефть всё решают. И геополитика. Там очень много сторон. Война всех против всех. Есть хорошая русская поговорка – «Кому война, кому мать родна». В незаконные вооружённые формирования вербуют молодёжь от 18 до 25 лет. Тех, кому некуда энергию потратить. Их убеждают, что они идут воевать ради религии. Это как гипноз. И происходит такое от невежества. Террористами становятся недоучки, которые не изучали свою религию полноценно, у которых не было мусульманских традиций в семье, которые не ходили в мечеть. Как говорится, пустой сосуд можно наполнить чем угодно.

- Вы получили высшее техническое образование. Совместимо ли современная научная картина мира с исламским мировоззрением?

- Разночтения касаются только теории эволюции и теории происхождения Земли. По основным моментам противоречий нет. Название науки «алгебра» - арабского происхождения. Омар Хайям, принадлежавший к арабской традиции, - не только поэт, но и выдающийся математик. Абу Али Ибн-сина больше известный под именем Авиценна, - знаменитый врач, автор трактатов по медицине. Мусульмане внесли серьёзный вклад в развитие механики и астрономии. И Всевышний, и Пророк побуждают нас к тому, чтобы мы учились. «Учись от колыбели и до могилы, и если тебе нужны знания, дойди хоть до далёкого Китая». В Коране есть образные выражения про движения тектонических плит, структуру гор. Астрономы обнаружили, что планеты ходят по своим орбитам. И Всевышний в Коране тоже говорит, что у планет есть свой путь. На мой взгляд, развитие науки подтверждает присутствие Всевышнего и слова священного Корана.

«Бог един»

Анна – супруга Марселя Кантикова. Они женаты восемь лет. В семье трое детей. Старшей дочери шесть лет, младшему годик. Анна помогает мужу в мечети. Будущие супруги познакомились ещё в Прокопьевске, где вместе учились в школе. Анна исповедовала православие, но приняла ислам, хотя мусульманская традиция допускает, что жена может остаться при своей вере.

Анна Кантикова: «Принимать ислам меня никто не заставлял».


- Насколько часто прокопчанки, с рождения, не принадлежащие к исламской традиции, принимают ислам?

- Бог един. Я знаю много женщин, которые сначала приняли ислам, а потом вышли замуж за мусульман. Есть и такие, кто принимает ислам ради мужа. Я не была мусульманкой, когда выходила замуж. Принимать ислам меня никто не заставлял, это на сто процентов моё решение. Читала книги, размышляла, и поняла, что так будет правильнее. – объясняет Анна.

- Как изменилась ваша жизнь, после принятия ислама.

- Я стала больше уделять внимание самообразованию. Стараюсь развиваться духовно. Мой гардероб поменялся, начала носить определенную одежду, но я не вижу в этом никаких неудобств и затруднений. Мой день регламентирован, и я больше успеваю сделать. В детском садике, куда ходи дочь и сын, все ко мне нормально относятся. Я состою в родительском комитете. Появились новые знакомые среди мусульман. Но и со старыми друзьями по школе, по университету я также общаюсь.

- Как ваши родители относятся к вашему браку и к вашему решению принять ислам?

- Сейчас нормально. Они приходят к нам в гости на мусульманские праздники, мы к ним – на православные. Если посмотреть на молодёжь, - там и драки, и измены, и разводы. Родители знают, что у нас не пьют, не курят, не матерятся, и что муж никогда не поднимет на меня руку.


Послесловие

В заключение вынужден написать несколько слов.

Чечня – российский регион, в котором более 90 процентов населения исторически принадлежат к исламской традиции. Спрашивая про свадьбу в Чечне, имел в виду свадьбу семнадцатилетней Хеды (Луизы) Гойлабиевой и Нажуда Гучигова - начальника Ножай-Юртовского РОВД. Жених втрое старше невесты. У независимых журналистов были серьёзные основания думать, что девушку и её семью принудили к заключению этого брака. На свадьбе плясал лезгинку Рамзан Кадыров. Подробнее можно прочитать, например, здесь.

Сразу отвечу на возражение: «Зачем об этом напоминать? Это же очень нашумевшая история!». Да, история резонансная, о которой писали не только независимые, но и пропутинские СМИ. Но прокопьевсекий имам, как мне показалось, не в курсе («Чечня от нас далеко».). Марсель Кантиков действительно очень искренний и открытый человек, умеющих общаться не только с единоверцами. Но, когда слушал его ответы на этот и некоторые другие вопросы, мне показалось, что живём мы на разных планетах.

Когда созванивался с имамом, сказал, что собственно о политике говорить не будем. Но это и не политика, а чистейшей воды «социалка». Как и вопрос про Рамзана Кадырова. Процитирую Илью Волжского. Текст этот он написал семь лет назад, но, как мне кажется, с тех пор ситуация не изменилась принципиально: «Большинство чеченцев на вопрос о главе рес­публики мгновенно начинают возносить Кадырову-младшему хвалу. Аргументы могут быть диаметрально противоположны: «восстановил мир», «победил русских и теперь Чечня получает репарации», «справедливый и добрый руководитель», «настоящий мужик — завалил всех врагов» и т.д. Но есть и те, кто тихим шепотом высказывает недовольство. «В республике жуткий уровень коррупции, — утверждает один из офицеров МВД, попросивший не называть его имени. — Рамзан поставил везде своих людей, исходя не из их опыта или талантов, а учитывая только лишь фактор личной преданности. Его опричники, одетые в черную форму, делают все, что захотят. Берут силой понравившихся женщин, «отжимают» бизнес, а если кто-то пытается сопротивляться — убивают и потом получают медали за уничтожение очередного «боевика».

Кадыров позиционирует себя как традиционалиста и ревнителя ислама, но при этом может упразднять неудобные ему чеченские традиции, и даже «учреждать» обычаи, которых у чеченского народа не было. В Чечне пропадают люди. Там пытают бизнесменов и оппозиционеров. Этот регион живёт по своим законам, параллельно остальной России. «Настоящий мужик» Кадыров публично унижает своих подчинённых. Вряд ли такое поведение согласуется с Коранам и проповедями Мухаммеда.

Возражения фанатов Кадырова мне известны: «К пыткам и похищениям Рамзан не причастен, а что до оригинальных методов работы с подчинёнными – подопытные не жалуются». Честно говоря, расстроился бы, ответь мне Марсель Кантиков что-нибудь подобное. Но он, кажется, просто «не в теме». Совсем не понимаю, как такое возможно. У того, что сегодня происходит в возглавляемой Кадыровым Чечне, есть не только политический, но и этический аспект. Духовные лица, в том числе и имамы, могут дистанцироваться от политики. Но этика – это уже «по ведомству» религии. Не собирался спрашивать имама, например, насколько высоки шансы Кадырова стать следующим (уйдёт же когда-нибудь Путин с политической арены) президентом России. Но Кадырова – человека с солдафонскими и феодальными замашками – очень многие воспринимают как типичного современного мусульманина (мне хочется верить, что настоящие мусульмане совсем не такие). В связи с этим и спрашивал имама про Кадырова.

Крымские татары (если помните, был и такой вопрос) – болезненная тема. Если вдруг кто-то не в курсе (с некоторых пор я уже ничему не удивляюсь), подробнее прочитать можно, например, здесь.

Разумеется, не ждал, что прокопьевский имам разделяет взгляды либеральных журналистов. Но я так и не понял, почему он не в курсе тех событий, которые, вроде бы, должны быть известны всем россиянам, а уж российским мусульманам – в первую очередь. Интерпретации могут быть разными, но – сами факты?

Когда писал про учительницу истории, меня упрекнули, что во время интервью не задал ей соответствующих вопросов. Будут такие упрёки и сейчас. Но я же интервью прихожу делать, а не лекции собеседникам читать. Не спрашиваю преподавателя истории про андронный коллайдер, а имама -  про папские буллы. Если Марсель Кантиков не хочет чего-то замечать, мне его не переубедить. Дискуссия быстро зашла бы в тупик, диалога бы не получилось.

И ещё одно возможное возражение: «Интервью – это только вопросы журналиста и ответы его собеседника». Мысль понятна. Весь текст до «Послесловия» - это именно вопросы-ответы. Готовя интервью к публикации, не искажал мысли Марселя Кантикова, не передёргивал. Но имею право высказаться и сам. Если читатели считают, что я просто не правильно понял имама – они могут продолжать так считать. Никому ничего не навязываю.

 РАСПРОСТРАНИТЬ 


Читайте также:
Комментарии
avatar