Кузбасский юрист требует запретить иронию
11.11.2019 02:56

ПОМОЧЬ ПРОЕКТУ 5.0 0

Фома НЕВЕРОВ


Картина Васи Ложкина


Киселёвский юрист Антон Реутов обратился в суд с иском на сетевое издание «Новости Киселёвска» и его редактора Наталью Зубкову с требованием взыскать со СМИ и журналиста по 50 тысяч рублей за поруганную честь, попранное достоинство и низвергнутую деловую репутацию. Мы считаем нужным и важным прокомментировать ситуацию.

Итак, единственное независимое СМИ небольшого российского города, раздираемого протестами, криминалом и варварской угледобычей, хочет засудить юрист, которому «сливает» клиентов коллега из МФЦ. Это, на наш взгляд, первый интересный момент дела. Юрист государственного учреждения на своём рабочем месте вместо консультаций рекламирует другого юриста – частника с немалыми гонорарами. И рекламирует кому – женщине-инвалиду.

МФЦ не скрывает того, что юрист учреждения даёт полезные советы на рабочем месте «как частное лицо».

Дальше происходит судебная тяжба, завершившаяся поначалу успешно, причём дважды.

Дело №1

Киселевчанка Ольга Хлопина не могла выселить из собственной квартиры чужих людей. Зубкова в своей статье называет их «квартирными мошенниками». Юрист Антон Реутов смог решить эту в общем плёвую задачу за 25 тысяч рублей. Государственный юрист, просиживающий штаны в МФЦ, не смог, а Реутов, которому так мило подарили клиента, смог. Честь ему и хвала.

На этом Дело №1 можно завершить.

Дело №2

По ходу Дела №1 юрист Реутов взял у гражданки Хлопиной доверенность на представительство в суде, и заявил ещё один иск. Прав он был или нет – не станем даже предполагать, тем более что ответ на этот вопрос был дан судом.

За дополнительную работу Реутов потребовал от своей клиентки ещё 5000 рублей, ссылаясь на якобы заключенное «устное соглашение». Та отказалась – ни о каком соглашении не помнила, оговоренные 25000 выплатила незамедлительно.

Юрист Реутов обратился в суд, и в итоге проиграл – судья счёл его требования стремлением к «неосновательному обогащению».

На этом Дело №2 тоже можно было закрыть. Но тут вступила в действие неугомонная журналистка и активистка Зубкова, которой в Киселёвске явно больше всех надо.

- Вам больше всех надо? – так и спросил я у Натальи.

- Мне надо защищать слабых, - с некоторым пафосом отвечала Наталья, у которой ежедневно то митинг, то статья, то сюжет о гибели экс-мэра, то экскурсии по девяти киселёвским разрезам для столичных гламурных журналистов. Вытаскивай их потом из реки Чумыш

- К Зубковой идут, когда все инстанции пройдены, - пишут в киселёвских пабликах.

Реутов VS Зубкова

Юристу Реутову позарез нужно справиться с редактором Зубковой. О мотивах его действий можно только догадываться – тяга ли это к справедливости, как у оппонента, или к «неосновательному обогащению», как в Деле №2. Мы не станем выносить оценок. Оставим эмоции редактору «Новостей Киселёвска».

Надо заметить, что юрист проявил забавную небрежность: он подал иск на несуществующую заметку под названием «Мы не первый год на рынке!» Суд, впрочем, иск принял и в деле упоминается другой заголовок «Юрист юристу рознь» - тоже неверный, но ближе к оригиналу. На самом деле материал назывался «Киселевск: юрист юристу рознь!»


В тему: Киселёвский юрист, объявивший «войну» независимым СМИ, жаловался на нищету


Забавно это потому, что сюжет под заголовком «Юрист юристу рознь» выдал на-гора телеканал городской администрации «СТС-Киселёвск», о компетенции которого слагаются легенды. В сюжете были предъявлены те же аргументы, что и в статье Зубковой. Однако юрист Реутов не обиделся на канал, ведущий в целом правильную политику поддержки угольщиков и администрации. Иное дело – «Новости Киселёвска», у которых ни капли уважения к мэру города, разрезам и БелАЗам.

Ради такого дела была заказана лингвистическая экспертиза. На исследование не совсем уклюжей статьи Зубковой эксперты «Кузбасской торгово-промышленной палаты» потратили полмесяца и получили за это 24000 рублей, что в общем немного. Помнится, наша просьба взять на анализ продукты из кемеровских супермаркетов навела на экспертов ТПП ужас и кошмар. Мы готовы были оплатить работу, но получили категорический отказ:

- Вы потом об этом напишете, начнётся резонанс, - верно подметили эксперты

- Но это же на благо общества! Люди должны знать, что им продают в магазинах, и мы хотим оплатить это знание.

- Вы хотите шум поднять и попиариться…

Так и не вышло экспертизы, и какую дрянь впаривают нам в магазинах под видом молока и сметаны, тогда выяснить не удалось. Впрочем, мы нашли другую компетентную лабораторию, и оставим экспертам ТПП разборы текстов неугодных власти журналистов.

Экспертиза

Исследовать пришлось едва ли не каждое слово, изыскивая антитезы, модальности и коннотации.

«В предложении используется многоточие, что указывает на недосказанность, намекает на недобросовестность истца, тем самым подчёркивает негативные смыслы», - пишет в заключении эксперт.

Мы уже привыкли, что российские судебные лингвистические экспертизы в любых многоточиях находят бездны смыслов, присваивая авторам суждения, о которых они и думать не могли. Бойтесь многоточий, говорю я вам. Доведут они до цугундера (зачёркнуто) эксперта-лингвиста.

«Предположение выражено в форме», - продолжает тот самый лингвист, не указывая, в форме чего выражено предположение. Та же небрежность, что в случае с несколькими заголовками статьи. До некоторой степени позволительная в авторском тексте, но недопустимая в определении эксперта.

Эксперт вольно обращается с цитированием, но указывает на опасность кавычек для окружающих: «Лексема герой заключена в кавычки, что указывает на её использовании в непрямом, ироническом значении, что формирует негативное восприятие об объекте высказывания».

Хотели заметить эксперту Л., что не бывает «восприятия об...», а кавычки не всегда формируют негативное восприятие, но экспертиза – не худшее, чем отмечено дело юриста Реутова против редактора Зубковой. Едва ли не в каждой фразе журналиста обнаружились негативные коннотации, а выводы, по нашему наверняка ошибочному мнению, блестяще характеризуют эксперта, учреждение, судебную систему в целом:

«В анализируемом тексте присутствует речевая стратегия дискредитации. Она реализуется посредством различных тактик: обвинения, разоблачения, обнародования негативных фактов, намёка, драматизации, иронии (насмешки, издевки)».

Кричу суду: ау, суд, все упомянутые в экспертом заключении «тактики» являются основой любого художественного текста! Авторская журналистика без сомнения относится к художественным текстам. «Обвинения, разоблачения» - суть расследовательской журналистики.

Деловая репутация

Кажется, всё, чего должен требовать суд от лингвистической экспертизы – это разведения по сторонам ринга мнений и утверждений, деля последние на ложные и верные – false/true. Нам непонятно, для чего с дотошностью Белинского на 17 страницах разбирать по фразам журналистский текст, делая выводы, как в школьном сочинении: «Что хотел сказать автор?»

Это проблема не конкретного эксперта, и даже не Кузбасской торгово-промышленной палаты, так любящей всякую стабильность и боящейся малейшего резонанса – даже в отношении опасности для здоровья жителей региона. Пусть себе анализируют и делают выводы.

Нам интересно, как отреагирует суд. Какую мы видим картину: некий юрист попытался, согласно определению суда, «неосновательно обогатиться» на 5000 рублей, вчинив иск за несуществующие услуги женщине-инвалиду.

Рассерженный журналист в своём авторском материале, а не в новостной заметке (это радикально разные жанры) высказывает нелицеприятное (то есть, с точки зрения журналиста, предельно откровенное и честное) мнение о деятельности юриста.

Вопрос читателю: могли описанные события опорочить честь, достоинство и деловую репутацию Антона Реутова? Нам кажется, что могли. Кто в этом виноват, кто рвал в клочки честь, топтал репутацию и унижал достоинство уважаемого юриста?

Юрист, не сумев «неосновательно обогатиться» на 5000 рублей, переключился на журналиста. И требует уже сто тысяч. Плюс 24000 за полмесяца кропотливого труда эксперта. Общая сумма может разорить и без того глубоко убыточное издание «Новости Киселёвска», так раздражающее чиновников и угольщиков.

Практика давления на независимую прессу с помощью «дорогих» по местным меркам исков за »честь и достоинство» ещё при Амане Тулееве стала визитной карточкой Кузбасса.

Можем ли мы сделать заключение о том, что основная цель истца – не защита собственной чести (ему предлагалось место для ответа в «Новостях Киселёвска»), а расправа с неугодным изданием? Можем – не напрасно же юристу делают халявную рекламу в госучреждениях. Но доказать не можем, потому не станем и предполагать.

Анализ текста показал, что он, помимо прочего, содержит «элементы иронии», - такие выводы делает экспертиза. Пожалуй, это единственное яркое пятно во всей нашей неприятной истории. Борьба с иронией – основная задача российского государства и российских государственников. Ирония – последний бастион, последний оплот людей, по-настоящему, без заигрываний с провластными СМИ и нападками на независимые, защищающих свою честь и своё достоинство в этой стране.

И деловую репутацию, до которой, простите за тавтологию, никому у нас давно нет никакого дела.


UPD: После публикации материала нам сообщили, что юрист Антон Реутов повысил требования: теперь он оценивает свою репутацию в 300 тысяч рублей.


Полное заключение экспертизы и другие упомянутые документы находятся в распоряжении автора.


Читайте также:

Сергей Цивилёв: Угольная промышленность не вредит экологии

В Кузбассе нет ни одного комфортного города

[видео] Убийство мэра. Сергей Лаврентьев, бывший глава Киселёвска


ПОМОЧЬ ПРОЕКТУ «АБАЖУР»


Материалы раздела "Сетевые авторы" не являются документальными - это художественные произведения


Читайте также:
Комментарии
avatar