Мотивировочная часть
28.12.2019 10:52

ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ     ПОМОЧЬ ПРОЕКТУ 5.0 0

Фома НЕВЕРОВ


Фото: публичный профиль VK


Хочу обратиться к юристу из Киселёвска Антону Реутову, объявившему мне войну. И не только мне, но каждому независимому журналисту Кузбасса, а то и всей России. Поскольку, вероятно, сам Антон об этом пока не догадывается, попробую объяснить.

Мир

Предыстория скучная, но важная.

Не снискав себе славы на громких делах, юрист Реутов возглавил Совет по поддержке и развитию малого и среднего предпринимательства, что, очевидно, тоже неплохо.

Совет, как следует из названия, заведует поддержкой предпринимателей – бухгалтерским, юридическим сопровождением, помощью в кредитовании, взаимодействию с органами власти.

Карьерный взлёт юриста был стремителен: 3,5 года назад сам Реутов просил у Центра занятости 100 тысяч рублей на собственную юридическую практику, а в 2018 бизнесмены города выбирают его своим лидером.

По данным Rusprofile, ИП Реутов, помимо бизнеса в области права, может заниматься физкультурно-оздоровительной деятельностью. И владеет тренажёрным залом InkubatoR. Номера телефонов у InkubatoR’а и юридической конторы Реутова – одни и те же. Да что там телефон – Реутов как юрист и его тренажёрка расположены в одном и том же здании – Фонда поддержки малого предпринимательства, где заседает и возглавляемый Реутовым Совет.

В июне прошлого года юрист государственного МФЦ вместо помощи обратившейся к нему женщине-инвалиду отправляет её к Реутову. Тот получает за свою работу 25000 рублей, потом долго и занудно судится, требуя ещё 5000, в результате остаётся ни с чем - судья счёл его требования стремлением к «неосновательному обогащению».

Война

Почему я так пафосно заявил о «войне», объявленной Реутовым независимым журналистам? Конечно, это метафора, выстраданная годом сутяжничества юриста с киселёвским журналистом Натальей Зубковой, редактором единственного местного независимого новостного сайта.

Коллеги часто относятся к Наталье снисходительно и с ухмылкой, но именно она получила в этом году «Горячую шишку» авторитетного сибирского издания Тайга.инфо. Благодаря Наталье мы узнали о подробностях происхождения чёрного снега, о «киселёвских канадцах», «безумном чаепитии». Недавно Зубкова успела взять интервью у дедушки-инвалида, которого чиновники оставили умирать в расселённом бараке. Всех расселили, а его забыли. И дедушка умер.

Наталья Зубкова с "Горячей шишкой"


Пока официальные СМИ с натянутыми улыбками твердят о «добрых традициях» угольщиков, разбомбивших город девятью разрезами, Наталья отстаивает городской роддом, не позволяет открыть десятый разрез, и доводит до отчаянья главу города Максима #маленький_кабинет* Шкарабейникова, который строчит на журналистку доносы в полицию.

Конечно, Зубкова никакая не журналистка – она общественный деятель, и, пожалуй, единственная в Кузбассе женщина-политик с неплохими перспективами. Если не считать таковой медалистку Анну Цивилёву.

Чем-то эта непоколебимая женщина мне напоминает редактора нижегородского «Koza Press» Ирину Славину. Нашего короткого знакомства с Ириной, в ходе которого требовалось выручить  из полиции общего приятеля, хватило для обретения новой веры в смелую и честную региональную журналистику.

Зубкова рассказала в статье, как юрист Реутов обломал зубы на женщине-инвалиде. Про то самое «неосновательное обогащение». И сделала выводы о квалификации юриста, получающего клиентов сомнительными траншами от госорганов, и пытающегося, согласно решению суда, на них «обогатиться».

Реутов обращается в суд с иском о защите чести, достоинства и деловой репутации. Больше года назад.

Эксперт-лингвист не нашёл в статье оскорблений, суд то и дело переносился, а сумма иска возрастала. Интересно, что муниципальный канал СТС-Киселёвск выпустил сюжет ровно с тем же содержанием, что и «Новости Киселёвска» Зубковой, и тоже высказался о юристе Реутове не очень лицеприятно («не только не поможет, ещё и навредит»), однако председателя Совета при муниципалитете выходка муниципального канала никак не оскорбила.

- До публикации я пыталась получить у Реутова комментарии, но он бросал трубку. А на суде сказал, что я вообще не имела права что-то о нём писать, - рассказывает Наталья.

За несколько дней до новогодних праздников суд вынес решение в пользу Реутова. Всего к выплате – 88 тысяч рублей. Муж Натальи работает на разрезе, сама она – домохозяйка, мать троих детей. У девочек серьёзные проблемы со здоровьем. С лета откладывали деньги на поездку к нефрологам в Московский центр здоровья детей.

Младшая дочь Анфиса. Фото из семейного архива Зубковых


- Мэр меня как-то на личной встрече спросил: Наталья, может быть вам нужна какая-то помощь? – рассказывает Зубкова, - я ему отвечаю: да, нужна. Подарите моей дочери почку.

Вместо этого с ребёнка сняли инвалидность, и мэр Шкарабейников больше помощи не предлагал.

* * *

Я поговорил с тремя знакомыми юристами. Все они назвали статью Зубковой «неприятной», «обидной», один выбрал термин похлеще. Однако на мой вопрос: «стали бы судиться на месте Реутова?» мотали головой – это будет чудовищный удар по репутации, при любом исходе.

Мои собеседники отказались публиковать имена, поэтому выводы позволю себе сделать сам. Назовём это мотивировочной частью.

Юрист возглавляет Совет при городской администрации. Стало быть, тесно повязан с чиновниками, тем более что умудрился на прилегающей территории воткнуть ещё два бизнеса.

Администрация не может справиться с вездесущей журналисткой. Глава города лично пишет заявления в полицию, требуя признать интервью с горожанами несанкционированными акциями – полиция не находит нарушений.

Новый губернатор, при некоторой «мультяшности» его деятельности, изрядно распустил прессу. Прежний любил судиться с журналистами и выигрывал все без исключения иски, вкатывая такие астрономические суммы, что издания вынуждены были закрываться.

- Почему бы не возродить эту прекрасную стратегию в нашем Киселёвске, - могли подумать мэрские заместители.

Однако над самим главой города, лично поймавшем «американскую шпионку»,  и так смеётся вся страна, и подавать в суд на активистку, которую многие горожане считают своей последней надеждой, равносильно самоубийству. Политическому.

Предположу, что на суицидальную роль выбрали приближённого юриста. Сказали: «судись до последнего, иначе вылетишь пробкой из бизнес-лидеров, вместе со своей юридической конторой и физкультурно-оздоровительной тренажёркой».

В конце концов, деньги за моральный ущерб для юриста, томительно пытавшегося «неосновательно обогатиться» на инвалиде, тоже не лишние.

Пока журналистка носилась по городу за каждым сирым и убогим, пока выступала на публичных слушаниях и в одиночку усмиряла аппетиты угольщиков, юрист продолжал двигать свой судьбоносный иск.

Хозяин одного из городских кафе избил до полусмерти посетителя – Наталья поднимает на уши равнодушную полицию; детям продали в супермаркете просроченные шоколадки – она заставляет продавцов извиняться; дедушку бросили умирать в бараке – вынесла на публику, администрация встрепенулась и выделила квартиру, вот только дедушка не дожил; и опять слушания, митинги, встречи, съёмки…

В это время юрист исправно дополняет свой иск.

Журналист не призван никому помогать. Он активно наблюдает и рассказывает о своих наблюдениях. Зубкова плевала на правила профессии. Можно считать её городской сумасшедшей, посмеиваться над нехитрыми эмоциональными текстами, говорить, что «журналистика так не делается».

В это время юрист высуживает 88 тысяч. У больных детей, у стариков, которые доживают свои дни в бараках, у пропавших в отделах полиции пацанов.

- Зубкова, - говорю, - брось ты к чертям эту свою беготню. Никто не оценит. Тебя уже не раз угрожали убить.

Это не метафора. В соцсетях обещали убить или покалечить Наталью - не боты, вполне реальные люди. С одним таким час разговаривал по телефону. Он тоже обиделся. Погорячился, говорит, не буду я её убивать.

Юрист создаёт прецедент в нашем непрецедентном праве. Опять можно судить за мнения и прикрывать таким образом небольшие дерзкие издания. Можно и большие. Достаточно иметь послушного и настойчивого юриста, - а такой всегда найдётся. В распираемом кластерами Кузбассе вообще можно всё. Например, губернатор может прогнать Зубкову с улиц её родного города.

Намеренно не пытаюсь оценить объективность суда, больше года выслушивавшего странные претензии, переносившего, казалось бы, простое дело, и принявшего решение в канун Нового года, когда в головах уже сплошной салат "Оливье". Судопроизводство в России по сей день путается с судостроением. Сдаётся мне, этот иск в Киселёвске - только начало.

Разумеется, всё вышесказанное – исключительно мои предположения. Очень возможно, что юрист искренне верит: репутация спасается именно так, борьбой с неугодными власти людьми. Здесь вообще личность юриста имеет микроскопическое значение – он мог иметь другую фамилию, жить в Нижнем Новгороде и выиграть суд у Ирины Славиной из "Koz'ы". Впрочем, и такое уже было.

Только поэтому призываю каждого коллегу – не подментованного, не сидящего на подачках администраций и муниципалитетов, партий и правительств, - высказаться по этому поводу. Даже если вам ненавистен лично я и неприятна Наталья Зубкова. Или наоборот.

Иначе всё по старой схеме: следующий #юристреутов придёт за вами.


* Во время съёмок фильма о Киселёвске мы пытались договориться об интервью с главой города Шкарабейниковым. После трёх дней переговоров и поиска причин для отказа нам сообщили, что у мэра очень маленький кабинет, и там не поместится съёмочная группа

Оригинал




Материалы раздела "Сетевые авторы" не являются документальными - это художественные произведения


Читайте также:

Комментарии
avatar