«МЫ НЕ БУДЕМ ВАС ЛЕЧИТЬ»
17.08.2018 12:58

ПОМОЧЬ ПРОЕКТУ 2054 5.0 0

Из разговоров врачей о введении статьи за медицинские ошибки


Ярослав АШИХМИН, врач-кардиолог


Disclaimer. Текст содержит высказывания, не совместимые с профессией врача, я категорически не разделяю вообще всё, что будет написано ниже, и всегда стою за пациента, пусть придется идти в суд… но, полагаю, общество должно знать, с чем ему предстоит столкнуться. И это НЕ мое мнение, я лишь систематизировал. То, что вы прочтете – происходит ИЗ-ЗА СТРАХА. Врачи – такие же люди, как и вы.

Пункт А. «Мы не будем вас лечить»

«Тяжелых пациентов не берем» - Вы НИКОГДА , НИКОГДА не узнаете, что вас не прооперировали, когда могли. Вы возьмете второе мнение, третье… А вам покивают (пока не дойдете до коновала, которому плевать, потому что у него крыша в …)

Первый барьер – на входе. «Не выезжаем», «не принимаем». Дошел до двери – ответственность твоя. Кто-то смотрит пациента в машине. Привезли из Калуги – «откройте окошко авто». «О, нет, везите обратно»

«Настольный теннис». Если есть хоть какая-то возможность «передать» рискового пациента коллегам – ей пользуются, порой по «взаимозачету» - возьмите «этого», а мы в следующий раз «вашего»... Смерти нередко наступают в скорых при перевозке. Или скорая может написать, что пациент умер у них (им проще отчитаться). Вы никогда не узнаете, где наступила смерть и нужна ли была транспортировка (это к пункту "Д").

Уходим из профессии. Уходят лучшие, кто брал на себя риски. К.О. отмечает, что ЧЕМ ТЯЖЕЛЕЕ ПАЦИЕНТ, ТЕМ БОЛЕЕ СЛОЖНАЯ НУЖНА ПОМОЩЬ, ТЕМ ВЫШЕ РИСКИ. Простите, «у нас семья и дети». Пока-пока!

Пункт Б. «Кто ты такой?»

«Фейс-контроль на входе». «Подозрительные» пациенты вычисляются, информация о них передается коллегам. От простого звонка до секретных пометок на бумажной карте. В некоторых ЛПУ есть целая система кодирования карточек, от «простого скандалиста» до [мат].

Ряд признаков человека, о которых не могу написать, дабы не быть обвиненным в разжигании вражды, служит причиной отказа в тои или иной форме (от «я в отпуске» и это «не мой случай», до «...больше не пишите, делайте что хотите с ними»).


Потекла крыша - звони в Россию. Капитолий в Гаване против барака в Кемеровской области


Подозрение вызывают люди в погонах и их родственники, задающие вопросы по договору, со скандалами в анамнезе (даже если они были правы!), требующие полные выписки (это самая "черная метка"). Попадают под раздачу слишком въедливые, долго читающие договор, и задающие чересчур много вопросов. Нередко врачи созваниваются друг с другом для принятия решения о том, какой спектр услуг предложить. «Слушай, N – мудак, лучше не связывайся с ним». «Понял». Так пять секунд телефонного разговора решают судьбу человека.

Повсеместное поручительство. Врачи хотят услышать от коллег, что «человек в адеквате», - это сегодня существенно важнее гарантии оплаты. Если с тем, кто вроде как пребывал «в адеквате», начинаются проблемы, тот, кто поручился, вписывается. А если не вписывается – шансы в следующий раз «пристроить» пациента у такого доктора падают. Если речь о сложных случаях и топовых специалистах, поручительство нередко играет важнейшую роль в организации медицинской помощи.

Пункт В. «Главное ничего не писать»

«Не пишите в карте ничего». Диагноз – код МКБ. А лучше – без диагноза вообще. Только рекомендации. «Ведь все будет использовано против нас». Само собой, все можно заполнить задним числом. Самые отмороженные не ставят даже свою фамилию на выписке, пишут на листочке. Вы будете думать, что доктор просто неряха…

В нарушение закона вам не будут отдавать мед.документацию. [Прямо как в советском анекдоте, когда иностранец во время Олимпиады 80 пытался купить туалетную бумагу («и унитаз приносил, и жопу три раза показывал – все равно не могут подобрать нужный вариант»)] Главное, чтобы вы не поняли, что вам отказывают НЕ по техническим причинам.

Пункт Г. Итальянская забастовка

«Мы лечим строго по приказу МЗ. Медико-экономический стандарт (МЭС) выполнен – выполнен. Протоколы заполнены с эпилептической дотошностью. Пациент умер от той болезни, с которой поступил в стационар. Что вы от нас хотите?» Да, это «самый лучший исход" – смерть "от той болезни, от которой лечили" – не будет расхождения диагнозов при вскрытии.

«И нахрен мне учиться?» - "есть МЭС, его и выучу".

«Я узкий специалист, жалоба у вас на покалывание в «моем органе» - вот им я буду заниматься. А за одышку в покое и боль за грудиной – в очередь к кардиологу".

«Мы приняли пациента в первые сутки! А в Европе вы бы стояли в очереди месяц!» Ну «приняли» – ну и что дальше? Самый мощный критерий эффективности, если ничего не делать, верно?

«Мы можем вызвать вам скорую, это не наш профиль», «по месту жительства/в Израиль», «у меня закончился рабочий день», «сначала мы вас обследуем», «это старость/рак, а что вы хотите», «у меня тоже болит» и прочая классика.

Пункт Д. «Чистый Криминал»

Труп родственника везут по коридору больницы и «дышат амбушкой» - вы думаете, что он жив. Вы не знаете время смерти.

Диагноз в выписке никак не соотносится с тем, от чего пациент умер.

«Наши люди в морге нам помогут». Не бесплатно.

«Виноваты врачи ЛПУ, в котором пациент лежал ранее». «Начальник, ну что ты, к нам уже практически труп привезли».

«Дедушке пора». Или так: приходит заведующий и говорит «Отпусти уже дедушку, не мучай». Э! Никакой эвтаназии, вы что! Просто НЕ ЛЕЧАТ. Этого достаточно.

Причина «криминала» - страх перед посадкой. Так закручивается порочный круг. Тех, кто будет требовать установления истины путем экспертизы, я могу расстроить. У нас гениальные судмедэксперты – во всем, что касается насильственной смерти. Он могут предсказать траекторию полета каждой дробины в расстрелянном в сито теле. А вот в смерти «естественной» и в ятрогении они практически вообще не разбираются (раньше просто не надо было + они не знают современных методов лечения), так что все будет решать административный ресурс и план по посадкам.


Дополнение для коллег. Здесь написаны очевидные вещи. Про «тонкие моменты» и «честные защитные механизмы», разнообразные «белые методы», что нам пока что помогают работать, я не писал намеренно, так как текст не об этом.

Оригинал


Читайте также:

Никто не виноват, ничего не делать

Мосгорсуд рассматривает жалобу...

Дело врача глазами таксиста

Угроза профессиональной деятельности врачей

Распространить


Читайте также:
Комментарии
avatar