«Написать, оставаясь наблюдателем, или поучаствовать?»
02.08.2020 12:14

ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ     ПОМОЧЬ ПРОЕКТУ 5.0 0

Андрей НОВАШОВ


На фотографиях – это я у кемеровского драмтеатра 22 июля. Успел выйти за несколько часов до объявления приговора. В конце объясню, почему только сейчас об этом пишу.

«Я не сразу стал арабом, сначала я был негром», - говорит герой Пьера Ришара в одном фильме. Вот и я не сразу решил выйти в пикет. Я журналист, и хотел написать что-то в связи с делом Юрия Дмитриева, которое меня очень зацепило. Карельский «Сандармох» - место массового захоронения в 1937-38-м. Под Кемеровом в эти годы тоже был расстрельный лагерь, а в 90-е кемеровские волонтёры-поисковики изучали эту историю, создали мемориал.

Вот про этот мемориал и хотел написать для одного сайта. Вышел на поисковиков. Во все подробности переговоров вдаваться не буду, но в конце концов поисковики мне перезвонили: «Горадминистрация не разрешает с Вами общаться». Мемориал народный, созданный на народные деньги. Я уточнил, считают ли поисковики необходимым слушаться в этом вопросе администрацию. Они сказали, что считают. Мне уже много лет, но с иллюзиями до сих пор больно расставаться. Думал, что, изучавшие историю репрессии, должны сопротивляться и любым формам цензуры. Цензура – это тоже проявление репрессивной политики. Особенно когда для этой цензуры нет вообще никаких оснований. Но, вероятно, история действительно «никого ничему не учит».

Списывался и созванивался с некоторыми кемеровскими историками. Речь уже не о волонтерах-«любителях», а о профессионалах, которые дипломы получили и даже защитили диссертации. На истфаке Кемеровского госуниверситета работает Елена Генина, специализирующаяся на сталинских репрессиях. Позвонил на кафедру. Объяснил, с какой целью ищу Генину. С женщиной, разговаривавшей со мной по телефону, случилась истерика. Она кричала в трубку:

- Я не буду Вам представляться и Вы мне не представляйтесь! Вы на площади Советов будете представляться!
Уточнил, при чём тут вообще площадь Советов. Она намекнула, что там ФСБ. Мой телефон и просьбу перезвонить анонимная истеричка всё же обещала передать Гениной. Генина не перезвонила. Но, может быть, истеричка ей просто ничего не передавала.

Списывался ещё с одним кемеровским историком. Он работает не в КемГУ, но тоже в государственной структуре. Историк сначала согласился встретиться и побеседовать, но потом написал, что ему начальница запретила. Вообще-то я не об учреждении, где он работает, хотел поговорить, а о его научных изысканиях, к которым начальница не имеет никакого отношения. Зачем он спрашивал у неё разрешение, мне не понятно. Почему её послушался – тем более.

Когда выяснилось, что тема кемеровского расстрельного лагеря для меня закрыта, решил написать для сайта про пикеты в поддержку Дмитриева, которые, как надеялся, должны были состояться в Кемерове. Но потом оказалось, что в пикеты немного людей выйдет. Так что я размышлял: «Написать о них, оставаясь наблюдателем, или поучаствовать, но тогда уж, конечно, ничего не писать?» Потом так получилось, что никто кроме меня и не вышел… Я не всей информацией владею. Если кто-то знает, что ещё в Кузбассе люди выходили в поддержку Дмитриева, напишите, пожалуйста, в комментариях.

На одиночный пикет выходил впервые. Обошлось без происшествий, впрочем, я их и не ждал. В Кемерове есть, пусть и небольшая, группа активистов, которые выходят на пикеты по другим поводам, так что и полицейские, и обыватели более-менее привыкли. Но удивило, что и у драмтеатра, и у «Юбилейного» (ещё там постоял) полицейские даже не подошли, чтобы паспорт проверить. Наверное, все правоохранители в Хабаровск уехали. А скорее всего, они просто не знают ничего о Дмитриеве, поэтому и не ожидали, что хоть кто-то выйдет. Ничего не знают и прохожие. Подошла одна женщина. Спросила, кто такой Дмитриев. Призналась, что она кандидат наук, но про дело Дмитриева слышит впервые. Про Юрия Дмитриева были какие-то гадкие передачи по ТВ, но в целом путинский агитпроп выбрал здесь другую стратегию – замалчивание. И, как оказалось, не прогадал.
Если среди читающих этот текст вдруг есть такие, кто тоже не в курсе – прочитайте в «Новой Газете» лонгрид Никиты Гирина «Дело Дмитриева. Раскопки». Не развлекательное чтение, но, если ограничится единственным материалом – всё-таки этот рекомендую.

Кемеровскому штабу Навального спасибо за поддержку. Без них пикет бы не состоялся. Они сделали плакат (слоган я предложил). Елизавете из штаба спасибо за сопровождение и фотографии. Стасу Калиниченко – за текст на странице соцсети штаба.

Что касается неназванных кемеровских поисковиков и неназванного историка. Я бы всё-таки хотел написать о расстрельном лагере под Кемерово. Честно говоря, именно по этой причине и не назвал ваших имён. Если вы справитесь со страхом и со мной встретитесь – говорить будем не о том, как вы в первый раз меня кинули. Писать хочу про лагерь, а не про свои обиды. А что вообще написал о вашем страхе… Во-первых, правду написал, не придумал. Во-вторых, если вдруг этот текст увидите, может быть, переосмыслите что-то.

Справедливости ради скажу, что кемеровский историк Владимир Сухацкий подписал петицию в защиту Дмитриева на «ченж орг». Решился ли ещё кто-то из его кемеровских коллег, Сухацкий не знает. Может, и были такие.

Почему только сейчас об этом пишу? Очень много достойных и талантливых людей поддержали Юрия Дмитриева накануне и в день оглашения приговора. Не хотелось обвинений в том, что захотел к ним примазаться. Сейчас уже всё, другая повестка.

Запретите мне
Я торчу на одном и том же,
Запретите мне
Всё равно уже хайп прошёл))

Если среди ваших знакомых есть те, кто считает разговоры о возвращении сталинизма преувеличением… «Ребята, найдите такого Фому…». Текст вообще-то об этом.

Оригинал



Материалы раздела "Сетевые авторы" не являются документальными - это художественные произведения


Лучшие авторы:

Комментарии
avatar