О колоколах и чешуйках. Два запроса в Минздрав
07.09.2020 01:21

ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ     ПОМОЧЬ ПРОЕКТУ 4.5 0

Храм святителя Спиридона на территории кемеровского онкодиспансера. Фото: Роман Янченко


Ответ Юлии Навальной доктору Рошалю можно заключить в рамочку и сделать шаблоном, по которому следует разговаривать со всеми чиновниками от медицины и особо приближёнными к власти врачами.

За прошедшую неделю мы сделали два журналистских запроса в Минздрав Кемеровской области.

Запрос I. От 2 до 4 лет лишения свободы

Первый – о разглашении врачебной тайны. В ночь, когда наш коллега Вячеслав Кречетов из здания суда уехал на реанимобиле в новокузнецкую горбольницу №1, и потом, в час пополуночи, - обратно в кутузку, кто-то слил в Сеть выписной эпикриз журналиста. Доступ к документу, содержащему врачебную тайну, имел только персонал больницы и, вероятно, полицейские, приехавшие за Вячеславом. Сам пациент хоть и получил выписку на руки – не мог ни сфотографировать, ни кому-либо отправить, - у него в тот момент не было даже телефона, и только через несколько часов после публикации Кречетов вышел на свободу.

Появился эпикриз на сайте, где, по мнению кузбасских активистов, размещаются добытые непосильным трудом областного Центра "Э" материалы – оперативная съёмка, прослушки телефонов, даже кое-какие переписки в мессенджерах.

Минздрав ответил, что публиковать эпикризы без согласия больного непозволительно, однако министерство не обладает экспертной компетенцией, чтобы проверить – та ли выписка была слита в сеть, или фейк. Кажется, проверки текста для такой экспертизы было бы достаточно, и в таком случае не важно, стоит под документом реальная подпись завотделением или искусно подделанная. Мы проверили – совпадения слово в слово.

Главврач новокузнецкой ГКБ №1 Василий Мальчиков по совместительству служит депутатом Горсовета от «Единой России», что автоматически снимает всякие подозрения, равно как с доктора Мураховского из теперь уже знаменитой омской клиники.

Между прочим, разглашение врачебной тайны грозит четырьмя годами лишения свободы. Однако замминистра Елена Зеленина, рассылавшая ответы на редакционные запросы, не озаботилась чистотой халата, не предположила, что в больницу той роковой ночью забрались шпионы, не перевела стрелки на полицейского подполковника, увозившего нашего коллегу из больницы.

«В случае официального обращения с указанием фактов передачи сотрудниками медицинских организаций информации, указанной в cт. 13 Федерального закона Российской Федерации №323 посторонним лицам, будет проведена соответствующая проверка указанных фактов», - ответила госпожа Зеленина.

Чёрт его знает, какие обращения нужны ещё Минздраву.

Запрос II. Отсроченная онкология

«На прошлой неделе была с отцом в онкополиклинике. У него злокачественное образование предстательной железы. Как федеральному льготнику (инвалидность) положено льготное лекарство для лечения. "Омник" в таблетках бесплатный отсутствует уже давно, платный (800 рублей) в аптеках есть, его он должен принимать ежедневно. Один раз в 28 дней необходимо ставить укол "Бусерелина" (его цена от 4200 за ампулу), финальный день - 31 августа. Врач сразу сказала, что его в наличие нет», - рассказала в письме нашему изданию читательница из кузбасского Мариинска. Подобных жалоб в соцсетях накопилось великое множество.

Чтобы не сеять панику и не получить штраф за фейковые новости (мы же не Первый канал), обращаемся к министру кузбасского здравоохранения Михаилу Малину (тоже до недавнего времени – депутату горсовета от «Единой России»).

Министр пояснил, что проблем с упомянутыми в сообщении лекарствами нет, просто они распределяются между аптеками в рамках «отсроченного обслуживания», что закону не противоречит. Честный министр признал отсутствие других препаратов для лечения онкологии – «Меркаптопурина» и «Цитарабина», но отметил, что ситуация «подконтрольна и находится на уровне других субъектов».

Мы передали ответ бывшего депутата-единоросса читательнице, она была возмущена:

«Отец получил лекарство 1 сентября (через три дня после запроса в Минздрав, - авт.) И "Омник", и "Бусерелин". Но "Омника" пришло крайне мало, ещё один онкобольной пошёл покупать его в аптеку. По словам облспециалистов, большая партия должна прийти в ближайшее время. Следующий укол должен быть 28 сентября. На прием отца записали на 30 сентября…»

К слову, «отсроченное обслуживание» - это когда льготного лекарства в аптеке нет, ты делаешь заказ и ждёшь до двух недель. Раз министр говорит, что такой кунштюк не противоречит закону, то злокачественные опухоли должны подождать и унять свои метастазы.

* * *

Отчего медицинские чиновники так пренебрежительно относятся к пациентам и врачам – непонятно. Возможно, членство в известной партии накладывает какие-то антигуманные обязательства и отменяет действие клятвы Гиппократа, которую, впрочем, российские врачи (и тем более администраторы от здравоохранения) не дают.

Нарушение врачебной тайны бросает тень на огромную больницу, на весь её персонал. Невозможно просто сказать, что ты не эксперт-почерковед, и поэтому «в домике». У тебя есть распространённый некими подонками в Сети документ, до степени смешения похожий на тот, что выдан подведомственной клиникой. Что делает ответственный главный врач или министр? Правильно: звонит во все колокола, требует пять мотоциклетов полиции и ФСБ, чтобы вычислить «крота» в клинике, и с позором его изгнать.

Что делают чиновники с партбилетом «Единой России»? В лучшем случае отвечают: ситуация под контролем, и не хуже, чем в других регионах.

О колоколах. В конце августа в кемеровском онкодиспансере, куда съезжаются больные со всей области, сломался последний аппарат для лучевой терапии. На починку уйдёт около месяца. Почти одновременно на территории клиники открыли новый храм в честь святителя Спиридона Тримифунтского. Один только главный купол три тонны весом, и чешуйки на нём – из титанового сплава. Красиво.



Материалы раздела "Сетевые авторы" не являются документальными - это художественные произведения


Лучшие авторы:

Комментарии
avatar