Путешествие в страну опущенных и вязанных
17.09.2020 02:17

ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ     ПОМОЧЬ ПРОЕКТУ 5.0 0

Проверяющие в ИК-37 не нашли нарушений. Здесь и далее - фотоотчёт ФСИН


Год назад ко мне попал телефон человека, который хотел рассказать о пытках в одной из кузбасских колоний. Разговора не получилось. Парень, возможно, очень боялся, или был взвинчен до такой степени, что сразу заподозрил неладное и пошёл в атаку: «А ты кто такой? Кто дал номер? Почему я должен с тобой говорить?» Разговора не получилось. Но давно понятно, что тема эта серьёзная, и бывшие «сидельцы» могут поделиться такими ужасами, о которых не слышали и в поздние советские времена.

Если дело так пойдёт и дальше, журналисты Кузбасса вынуждены будут писать только друг о друге и пытаться «отбить» коллег у звереющих правоохранительных органов. Андрей Новашов, один из постоянных авторов «Абажура», давно собирал материал об исправительных колониях. Возможно, сомневался – стоит ли браться за эту коварную тему. Доказать пытки в пенитенциарной системе крайне сложно. Побаиваются даже те, кто на свободе, не говоря уже о пребывающих в местах заключения. К тому же такая публикация не всегда найдёт отклик в обществе. «Так им и надо», «А если такой завтра твоего ребёнка…», «Мы их содержим, а они ещё недовольны». Такие комментарии оставляют обычно под новостями о неприятностях людей из двух социальных групп – зеков и чиновников.

В нулевые годы одна тиражная кемеровская развлекательная газета призвала читателей сообщать о самых сложных проблемах. Дескать, поможем с оглаской. Первое же письмо было от обитателей одного из учреждений ФСИН – федеральной службы исполнения наказаний. О пытках, вымогательстве со стороны администрации, продуктах и сигаретах втридорога в тюремном магазине. Письмо опубликовали.

Колония пригласила журналистов в гости. И, о чудо, оказалось, что ни один из приведённых в письме фактов не подтвердился. Выстроенные в две шеренги заключённые отрапортовали, как хорошо их кормят, как лояльна охрана, какой замечательный при зоне магазин. Видимо, редактор о чём-то догадался, и рубрика острых писем от читателей прекратила своё существование.

Примерно то же самое произошло в 2018 году, когда врио губернатора Сергей Цивилёв потребовал провести проверку в ИК-37 (посёлок Яя Кемеровской области) – после многочисленных жалоб и объявленной заключёнными голодовки. На место незамедлительно выехали начальник управления по взаимодействию с уголовно-исполнительной системой обладминистрации Николай Пушенко и уполномоченный по правам человека Николай Волков. И доложили через пресс-службу администрации: нарушений не обнаружено. Встреча с зеками проходила под наблюдением видеокамер и начальства колонии. По фотографиям хорошо заметна искренность всех сторон конфликта, которого не было.

И вот коллега Новашов, заручившись поддержкой крупного СМИ – «Сибирь.Реалии» взялся за опасный репортаж. 14 сентября прошли первые слушания по делу об оскорблении этим самым репортажем чести, достоинства и деловой репутации трёх кузбасских колоний - №5, 22 и 37. Статья «У нас только опущенные и вязанные» действительно получилась жёсткой, для категории 18+.

Не знаю, как подходит понятие «деловая репутация» для тюрьмы. Возможно, ФСИН потеряла навар от продажи рукавиц или снизилось число желающих работать и сидеть в колониях 5, 22 и 37. Суд обещает продлиться долго, - считает адвокат Екатерина Мельникова. «В закрытом учреждении свидетелей трудно найти, - поясняет Екатерина, - то, что они говорят, знают только они сами. И сотрудники…» На откровения сотрудников ФСИН расчёта у защиты нет.

«В статье сказано, что в учреждениях со стороны сотрудников применялась физическая сила, передвижения осуждённых были с опущенной головой, работали много времени, их одевали в смирительные рубашки, вымогались денежные средства, сотрудники причастны к совершению преступлений, осуждённым не предоставлялись свидания», - перечисляют «недостоверные», с их точки зрения, сведения юристы ГУФСИН по Кемеровской области.

В исходнике это выглядело несколько иначе. Говорит один из героев журналистского расследования:

«Заключённых заставляли, низко опустив голову, смотреть в пол. Попробуйте целый день так голову подержать! Шея затекает, боли постоянные. И все передвижения с опущенной головой. Там человека не ставят ни во что. Ты просто раб, который приходит на работу в пять утра и уходит в час ночи...»

В материале рассказывается про изнасилования резиновой дубинкой, про заключённых-«активистов», имеющих преференции за унижение «обычных» зеков. Другой герой публикации прямо заявил, что в колонии могут убить и в качестве причины смерти поставить диагноз «сердечная недостаточность». А бывший заключённый ИК-37 ещё раньше рассказывал на камеру, как встречают на зоне «новеньких»:

- Ты мужиком назвался? Ты знаешь, что у нас нету мужиков. У нас только петухи и вязаные - две масти!

Фразу из этого откровения Андрей Новашов использовал в заголовке публикации. Журналист, по его словам, делал запросы в службу исправления наказаний, но ответа не получил. Но пятерым нынешним соответчикам, рассказавшим о беспределе в исправительных колониях, доверяет. Сложно представить, чтобы они в здравом уме решились оклеветать ФСИН просто так, «по приколу». Замечу: за «ложные доносы» в подобных случаях кемеровским зекам уже давали новые реальные сроки.

В качестве аргументов против несправедливых обвинений ГУФСИН, насколько мне известно, приводит внутренние документы: копии журнала учёта свиданий, журналы учёта применения физической силы, отчёты прокуратуры об очередных безрезультатных проверках. Помимо этого, в иске поясняется, что перед применением физической силы, спецсредств и оружия сотрудники обязаны «предупредить осужденных и обеспечить наименьшее причинение вреда».

Завидую репортёрскому мужеству Андрея: он, в отличие от меня, взялся за материал, который обязательно вернётся бумерангом к любому журналисту. Доказать свою правоту почти невозможно, как и обойти острые углы в такого рода публикациях. И суд о защите «чести, достоинства, деловой репутации» - не самое худшее, что может ожидать автора.

Ещё недавно мы по мере сил шумели о деле другого кузбасского журналиста – Вячеслава Кречетова, которого за съёмку обращения к губернатору и угольным вандалам недолго думая обвинили в организации этого обращения. Почти трое суток продержали за решёткой, пока шли суды по административным делам – почти беспрецедентные по наглости и садизму меры.

Корреспондента «Белсата» в Кузбассе Рому Янченко обвинили едва ли не в сотрудничестве с польской разведкой.

Жулик при власти из Киселёвска волшебным способом отсудил у журналистки Натальи Зубковой несколько десятков тысяч за свою поруганную честь – уже удалось добиться возбуждения против него уголовного дела, но суды высших инстанций продолжают «футболить» апелляцию Зубковой, которая теперь намерена дойти до ЕСПЧ.

Автор этих строк за последние месяцы успел побывать на «экскурсиях» в центре «Э» и ФСБ, подвергался атаке сливных бачков одной из этих структур. Почти каждый из моих друзей-журналистов со всей России может рассказать похожую историю о себе. Лодку мы все раскачиваем, скажете? Да нахрена сдалась нам ваша лодка.

Этому цирку радостно подтявкивает шакальё из провластных изданий и телеграм-каналов. Иногда они маскируются под «независимые», но точно не станут писать о пытках в колониях, об угольных генералах, одним фронтом с региональной властью истребляющих природу Кузбасса, о голодающих и бастующих медиках, о бесчисленных нарушениях на выборах, где тоже побеждают угольные магнаты-единороссы, чью репутацию опорочить уже невозможно – им даже президент не указ.

Почему-то реальные проблемы поднимают «наймиты запада», «агенты польской разведки», и прочие неблагонадёжные борзописцы. Вся мощь госидеологии при этом возносит инертного «простого человека» и высмеивает «выскочек», которым «больше всех надо». Но идеология, в случае серьёзного кипиша, по-настоящему не вступится никогда и ни за кого, включая своих создателей. Невозможно десятилетиями убеждать людей необходимости молчать, когда дело не касается тебя лично, и ждать от них после этого маломальской эмпатии.

- Этот мелкий иск – попытка запугать всех журналистов, пытающихся писать правду про ФСИН, - рассуждает автор жуткого материала о бесчинствах в местах лишения свободы Андрей Новашов.

И то верно. Сторона ФСИН не жаждет крови, а всего-то требует удалить фрагменты статьи, которые пошатнули деловую репутацию – не только кузбасских лагерей, но «всей уголовно-исполнительной системы Российской Федерации в целом». Чего им захочется в следующем процессе – мы пока не знаем.

Новашов и его адвокаты наверняка проиграют суд. Но Андрею по-прежнему «больше всех надо». Когда-нибудь он, возможно, опустит руки. В эпоху, когда машина госпропаганды рекламирует пассивность, безразличие к происходящему за окном и утробное диванное ворчание, Россия вообще имеет все шансы сделаться страной «опущенных и вязанных». Не обязательно в зоновском контексте, хотя и в нём тоже.



Материалы раздела "Сетевые авторы" не являются документальными - это художественные произведения


Лучшие авторы:

Комментарии
avatar