С родиной в расчёте
05.12.2018 03:30

ПОМОЧЬ ПРОЕКТУ 202 0.0 0

Фома НЕВЕРОВ


Максу 20 лет, недавно пришёл из армии. Семья совсем не богатая, за плечами техникум, диплом автомеханика и никаких профессиональных навыков. Диплом в мусорку. Армейская специальность тоже в жизни не пригодится. Оставаться на сверхсрочную не захотел, помогли взрослые родственники и голова на плечах.

- Отправят на Украину или в Сирию, а мне оно надо? С кем я там должен воевать? На гражданку хочу, - говорил перед дембелем.

В течение недели после демобилизации нужно получить паспорт, иначе подарок от государства — штраф размером в 3000 рублей. Этакие «подьёмные» для бойца. Паспорт получил, успел.

Работы нет, профессии нет. Одного желания мало. По данным крупнейших сайтов вакансий, на весь полумиллионый город менее тысячи рабочих мест для соискателей без опыта или с опытом до года. Все такие вакансии, как правило, без возможности карьерного роста. Самую большую зарплату предлагают в коллекторских службах — до 45 тысяч.

- Иди в полицию, - советуют родственники.

В полиции сейчас хорошо зарабатывают, через двадцать лет можно уйти на пенсию; появляются нужные связи. Для молодёжи это единственный быстрый социальный лифт. Даже максов батя, дважды сидевший, присоединился:

- Иди, - говорит, - в ментовку, не прокляну.

Макс пошёл. Предложили ему почему-то ФСИН. Зарплата уже на первых порах — 40 тысяч, это невероятно много для 20-летнего парня в провинции.

Начались проверки. Наличие судимых родственников сразу насторожило фсиновских эйчаров, но кандидатуру не «зарезали», - отправили на медкомиссию.

Комиссия длилась почти месяц и обошлась Максу в пять тысяч рублей, которые он сам зарабатывал на стихийных стройках, успевая к тому же помогать матери и обеспечивать себя. Судимые родственники не помещали вырасти парню некурящим, почти непьющим, равнодушным к наркотикам.

Всё испортил отоларинголог. Ухо-горло-нос, чёрт бы его побрал.

- У тебя нарушен слух на низких частотах.

- Это как? Я всё хорошо слышу.

- В армии стрелял из автомата?

- Стрелял.

- В наушниках?

- Кто ж там в наушниках стреляет?

Ухо-горло-нос сжалился, послал к врачу-сурдологу (1000 рублей). Мол, если сурдолог пропустит, тогда и мне всё равно, сам отвечать за твои низкие частоты не хочу.

Сурдолог пропустил. Но в отделе кадров посмотрели внимательно и забраковали. Много таких желающих в двадцать лет охранять зеков на наркоманской зоне за 40 тысяч. С идеальным слухом.

В патрульно-постовую службу теперь тоже не возьмут. Вообще в полицию вход заказан — нечего было стрелять без наушников. Кто ж его знал. С другой стороны, может, оно и к лучшему. Порой что-то странное случается с людьми, надевающими форму. Словно кожу меняют.

Макс вернулся на стройку. Пашет без выходных, постепенно осваивает отделочные работы. Больше тысячи в день здесь могут заработать только большие профессионалы. Средняя зарплата — 700-1000 рублей за смену, это неплохо.

Высокооплачиваемые вакансии есть на крупных городских промышленных предприятиях, но там проверки покруче фсиновских, там если судимость у близкого родственника — точно не возьмут. Если нет судимости — всё равно нужен блат.

Предпринимательской жилки у Макса не заметно. Она, быть может, и проснётся, но пока есть только молодой задор, недюжинная выносливость и безукоризненная честность, - немногие могут похвастать такими достижениями в самом начале трудового пути. Впрочем, дальше обычно бывает только хуже.

Год службы в армии не принёс ничего. К установкам, которые обслуживал Макс, его ни разу и близко не подпустили, хотя военная специальность звучит внушительно. После дембеля выдали военник и забыли, - с родиной в расчёте.

Объективное, а не выдуманное чиновниками от статистики количество вакансий на рынке труда за прошедшие четыре года сократилось в разы, - свидетельствуют сайты вакансий. Получить новое образование невозможно — надо кормить маму и деда. Помочь некому, только сам, только стройка.

- Женись, - просит мама, - внука мне родишь. Не знаю как, но справимся.

Когда Макс уходил служить, Кузбасс находился на 69 месте в России по обороту малого бизнеса. Сейчас положение ухудшается — власть ставит на добычу угля.

Губернатор заявил о необходимости роботизации промышленности в области. Макс ответил, что готов стать роботом, лишь бы платили. У него нет стартовых возможностей - богатых родителей, связей, сторонней помощи. Ему приходится начинать с нуля, а «с нуля» в России сегодня звучит буквально.

Государство не просило их рожать. Государство им ничего не должно, и обеспечивать работой — тоже. Оно может создать условия для того самого бизнеса, который создаст рабочие места. Но государство занято чем-то своим.

«Господь Бог заботится только о судьбе принцев, предоставляя о судьбе народов заботиться принцам», - сказано в одной замечательной книге. Роли в России перепутаны, - кто здесь Господь, а кто принц, давно непонятно.

Читать автора в Яндекс.ZEN

Распространить


Читайте также:
Комментарии
avatar