Сад земных наслаждений
16.06.2016 521 5.0 0
Да, есть эти 86%. Их скорее даже больше. Округлим до 90. Но они - не поклонники Путина, не адепты войны, не жертвы тысячелетнего нашего прошлого (хотя не без этого).

Фома НЕВЕРОВ

 

90% - ведомые люди. Их легко убедить в любой дурацкой идее. В спасении мира, в ненависти к соседям, земном рае и чудесах астрологии.

И так - в любой стране. Россия ничем не примечательна в этом смысле.

Но есть ещё чёртовы традиции. Наша нехитрая традиция такова, что каждый новый властитель начинает истреблять своих конкурентов.

В условно демократических странах умалишённые политики (а политики все такие) растаскивают 90% населения по нескольким лагерям, и соблюдается разнообразие идей. Все эти идеи преступны, но их несколько, и они не дают друг другу натворить больших бед.

Российский политик осматривается по сторонам, овладевает умами, телеграфом и останкиным, и начинает четвертовать или расстреливать собственных соратников, загребать под себя религию, культуру и астрологию, а на досуге палит из танков по Белому дому.

У нас никогда не было по-другому, поэтому наши 90% не представляют, что можно обойтись без этих ритуалов, а разобрать себе несколько прикольных идеологем и развлекаться ими в своё удовольствие. "Чего не знают, того не желают".

Тут история России вкупе с безмерной территорией порождают чудовищную инертность общества. Наши 90% поддерживают власть без всякой страсти. Они не хотят идти за власть на войны, считанные единицы, десятки или тысячи из них рвутся избивать инородцев или несогласных.  Но они ведомы, а для всех ведомых нужна Главная Идея. Простая, потому что 90% - неоднородны и не хотят многобукв.

Лучшая на сегодня идея - это "придут другие, и вообще настанет п***ц". То есть нынешние, конечно, сволочи: воруют, творят беспредел, но мы ведь как-то живём. С другими передохнем. Или страна развалится. Или война.

При этом вопросы целостности страны интересуют только политиков. И войны нужны только политикам. Отдельному человеку, не засосанному случайной толпою, нужно любить женщин, растить детей, получать знания, зарабатывать деньги, расти.

И вот он после бурной ночи с любимой, в свой выходной день, съедает вкусный завтрак, садится за любимую книжку или фильм, и уже помышляет о вечернем пиве с друзьями.

Тут прерываются телетрансляции, ревут сирены, звонят в дверь и орут обывателю в лицо: "Страна разваливается!"

В условно демократической стране немедленно включаются защитные механизмы: набегает стайка других ораторов и говорит, что всё враньё, ничего не разваливается, а надо всем миром животноводство подымать. Окончательно разбивают наметившийся гранит зануды ("о чём вы говорите, нужно начинать с себя, с воспитания, нужно жить по совести, бла-бла-бла...") и маргиналы, ждущие астероид Апофис и зовущие строить города в Марианской впадине.

Эти прекрасные люди отвлекаются от обывателя, начинают спорить, драться в парламенте, ведут теледебаты, изредка принимают законы, и в общем не представляют для общества особой угрозы.

Обыватель живёт нормальной жизнью, вечером за пивом с друзьями он тоже спорит о развале страны, Апофисе и животноводстве, но в понедельник ему на работу, во вторник обещал детей в зоопарк сводить, а жена требует шкаф починить. И книжку он никак не дочитает.

Полоумные политики не чинят шкаф и не водят детей в зоопарк. Книжку они не читают, а пишут, и то не сами. Вся их работа – это совершение обрядов: встреч с избирателями, интервью, принятия законов, отмены законов, рукопожатий под фотовспышки и прочей ерунды.

Если они не забывают о медицине, образовании и защите своих граждан – им нужно платить хорошие деньги. Или выбирать других.

90% населения демократической страны с удовольствием подыскивают себе очередных кумиров. Кумиры, как уже было сказано, растягивают аудиторию на 3-4 части, и никакого массового помешательства не случается.

Российский политик никогда не смирится с тем, что он – не единственный у своей страны. Он не может даже смириться с тем, что взял страну не девственницей, поэтому каждый раз на скорую руку строит её заново и с удовольствием лишает невинности.

…Те два или три года демократии, что мы получили из всей своей тысячелетней истории в начале 90-х годов, совпали с крахом идей, надежд, с нищетой, и только укрепили порочную российскую традицию.

В начале своего правления Владимир Путин имел превосходный шанс. Не мытьём так катаньем он остановил войну в Чечне, подоспели жирные нефтегазовые блага, приличные государства относились к России и настороженно, и уважительно.

Оставалось не поддаться историческому искушению, сломать стереотипы, и всего лишь сделать власть конкурентной. В самый удачный для страны момент сытости и невиданных доселе перспектив. Не мочить оппозицию, оставляя для виду картонные фигурки, не искать себе идеологических подкреплений, а бороться открыто и честно.

Нельзя войти в историю, даже построив Сколково и космодром «Восточный», даже проведя олимпиаду с Чемпионатом мира по футболу. Любой сад земных наслаждений разрушат варвары. Даже если они сами его построили.

Но можно в эту историю ворваться на белом коне, как первый настоящий реформатор, не положивший за свои реформы несколько миллионов жизней, не развязавший новых адских войн.

Не вышло ни сада, ни хотя бы свободного общества на бескрайних российских просторах.

Путин не смог использовать свой звёздный час, или хотя бы свою минуту славы. Он оказался, пожалуй, самым слабым политиком за всю историю России.

И мы снова пошли по кругу.


p.s. – Что же оставшиеся 10%, спросите вы? Почему не встанут на сторону добра, если такие умные? Почему вечно «и нашим, и вашим»; вечно рассуждают, когда надо действовать, и не борются, не восстают, не присоединяются?

У них есть собственное мнение.

 ПОМОЧЬ ПРОЕКТУ 


Читайте также:
Комментарии
avatar