Штырь и Чеснок против кинооливье
06.01.2018 135 5.0 1

«Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов» - фильм 2017-го года, который почти не упоминается в последних интернет-подборках «Кино на праздники». И напрасно. Этот фильм можно отнести и к независимому кино, и к киномейнстриму. Как раз для тех, кому советская киноклассика приелась, как салат оливье, и кто хочет под занавес затянувшихся выходных посмотреть динамичный, но не попсовый фильм. Для не смотревших интригу сохраню: умолчу о том, добрались ли главные герои до пункта назначения.


Андрей НОВАШОВ


Нельзя сказать, что фильм про Витьку Чеснока и Леху Штыря совсем уж не на слуху. И вниманием профессионального сообщества не обойдён: Гран-при в Карловых Варах в секции «К востоку от запада»; целый букет наград на фестивале «Окно в Европу» (Выборг) – в том числе, сценаристу Александру Бородачёву и исполнителю роли Витьки Евгению Ткачуку. И ещё один примечательный для этой киноистории факт, который, может быть, важнее наград: знаменитый Алексей Серебряков согласился сыграть Лёху Штыря бесплатно.

На съёмках фильма. Режиссёр Александр Хант (слева); актёры Евгений Ткачук и Алексей Серебряков


Но фестивальные показы состоялись в середине прошлого года. (Тогда и публиковались профессиональные рецензии, которые я уже подзабыл, а фильм посмотрел всего несколько дней назад. И нынешний текст – опыт собственного прочтения этого кино.) А в последние месяцы синефилы больше обсуждали «Матильду», «Нелюбовь» и «Аритмию».

«Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов» - первый полнометражный фильм тридцатидвухлетнего режиссёра Александра Ханта, который вряд ли отчётливо помнит середину 90-х (в 95-м ему было десять) – эпоху, в которую происходит эта история. Это, конечно, не реконструкция, а сочинённая реальность. Но в деталях авторы точны. Например, в начале фильма на Лехе Штыре свитер того же фасона, который был и у меня в середине 90-х. Только у меня был не грязный и не засаленный, и я в таком в школу ходил.

Кадр из фильма


Можно в школу, можно на перестрелку – универсальный фасончик.

В кадре нестоличная Россия: малоэтажные дома, просёлочные дороги, «убитые» остановочные будки. И типичные персонажи той эпохи.

В фильме 90-е – жутковатая и одновременно комичная реальность, в которой всё смешалось и перепуталось. Дорогущие иномарки «братков» на фоне покосившихся российских хибарок. Сами «братки», чей дресс-код сегодня воспринимается как клоунский наряд. Забегаловка похожа на модный европейский бар, но в этом антураже, стилизованном под цивилизацию, драки и прочие пролетарские забавы, – обычное дело.

Форма и содержание находятся в состоянии непрерывной войны.

Режиссёр начинал в кино как оператор. В фильме очень сильная визуальная составляющая. В эклектичности и аляповатости 90-х авторы нашли своеобразную эстетику.

Этот и другие кадры по цветовой гамме напоминают полотна постимпрессионистов. Казалось бы, где «лихие 90-е» и где Ван Гог? Но эта неожиданная рифма воспринимается абсолютно органично.


В тему: [кино] Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов


И в сценарии, и в фильме много «неправильного» (этим он мне и понравился). Поэтому и отзыв позволил себе написать «неправильный»: только в середине собственно о сюжете. О чём кино – понятно из названия. Лёха Штырь – парализованный уголовник, которого, судя по всему, отпустили умирать домой. Витька Чеснок – его сын, воспитывавшийся в детдоме. Узнав о том, что отец вернулся, Витька решает сдать его в дом инвалидов, чтобы завладеть квартирой. У прочитавших последние три предложения должен возникнуть вопрос: «Что тут может быть смешного?». Меня и самого удивляет, как авторам удалось сделать не мрачную и не безысходную историю. Но – им удалось! И юмор, который есть в фильме, не имеет ничего общего с глумлением.

И ещё о наративе. Вот что сказал бы об этом фильме какой-нибудь заслуженный педагог, воспитанный на советском искусстве: «Витька, ненавидящий отца, сам того не понимая, повторяет его ошибки. Он тоже готов уйти из семьи, и, как когда-то его отец, тоже почти не замечает своего сына. Потомственное неблагополучие. Яблочко от яблони…». И этот воображаемый педагог, конечно, будет по-своему прав. Но создатели фильма никого не учат и «не лечат» (вспомнилось словцо из 90-х). Это не дидактичное кино. Более того, авторы, а вслед за ними и зрители постепенно проникаются симпатией к главным героям. Хотя это непросто. Приблатнённые клички – Штырь и Чеснок –персонажи носят по праву. Оба резкие, нервные. Но зато очень живые.

Штырь Алексея Серебрякова оживает прямо на глазах, превращаясь из немого «овоща» в сложного человека с бэкграундом, к которому расхожие ярлыки не приклеиваются.

Чеснок к финалу тоже не кажется таким примитивным и однозначным, как в начале истории.

В фильме об эклектичной эпохе перемешаны разные жанры. Кино начинается, как чёрная комедия, а заканчивается, как психологическая драма. Уже название отсылает к былинам, эпосам и сказкам. Рецензии, как уже упоминал, не перечитывал. Но посмотрел интервью с режиссёром Александром Хантом. Он рассказывает, что Чеснок – это Иванушка-дурачок, и что в этой киноистории есть ещё Конёк-Горбунок и Змей-Горыныч. Былина, но гротескная и абсурдистская. Драки напоминают клоунские репризы. И даже любовью в этом фильме занимаются смешно.

В этом нет позёрства и рисовки: вот так они живут! Герои отличаются непотопляемым жизнелюбием. Смеются, даже если их вот-вот в землю закопают:

И, конечно, ещё это роуд-муви. Кино, где сам путь важнее конечного пункта. Сын видел Штыря только в раннем детстве, и сейчас, по дороге, заново знакомится с отцом.

Режиссёр придумал использовать музыку, которую должен был слушать Витька Чеснок в 90-х – безбашенный рэп. Это прибавляет истории драйва и весёлого безумия.

Признаюсь, опасался, что фильм будет похож на другие фильмы о 90-х. В интервью режиссёр говорит, что очень любит «Облако-рай» Николая Досталя. «Как Витька Чеснок вёз Лёху Штыря» волей-неволей сравниваешь с фильмами Балабанова, Лобана и даже Тарантино. Но кино Александра Ханта не вторично и не подражательно. Пожалуй, больше всего удивляет, что, как уже писал, в самой тяжелой истории он умудряется найти что-то весёлое и светлое. Возможно, это главная черта режиссуры Ханта (буду ждать следующих фильмов).

И ещё о 90-х. Главные герои фильма Ханта маргинальны, но независимы. Это принципиальное отличие от советской киноклассики, которую все выходные крутят «по ящику»: там все персонажи какие-то затюканные, «отформатированные». Во всяком случае, мне так кажется. И любовь нынешних «партии и правительства» к тем фильмам, на мой взгляд, объясняется желанием сделать всех нас послушными и безвольными. На этом фоне киноистория про Штыря и Чеснока – настоящий бунт против мировоззренческих шаблонов.

Автор в соцсетях

 ПОМОЧЬ ПРОЕКТУ 


Читайте также:
Комментарии
avatar
"Достучаться до небес" в современных российских реалиях.
avatar