Статья 272 УК РФ. Новая цензура
01.04.2021 05:25

ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ     ПОМОЧЬ ПРОЕКТУ 5.0 0

Фома НЕВЕРОВ


Я много чего изучил и много с кем поговорил после того, как спецподразделения Нацгвардии ворвались в мою квартиру, чтобы провести обыск и стащить несколько компьютеров и смартфонов. Я сделал вывод, что это было бандитское нападение, а не полицейская операция (и докажу вам это), но есть вопрос похуже, касающийся не только меня, но и всех российских журналистов. Создан прецедент, когда получать информацию нам нельзя вообще.

Но для начала сообщу забавное известие. Никакой спецназ в дверь моего балкона влетать не имел права. Вот четыре причины проникновения в жилище гражданина, дозволенные законом "О полиции":

1) Для спасения жизни граждан и (или) их имущества, обеспечения безопасности граждан или общественной безопасности при массовых беспорядках и чрезвычайных ситуациях.
2) Для задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления.
3) Для пресечения преступления.
4) Для установления обстоятельств несчастного случая.

Ни одна из причин не подходит - я был всего лишь в статусе свидетеля, меня не подозревали в совершении преступления, спасать меня тоже никто не намеревался, сообщений о несчастном случае или преступлении в моей квартире не поступало. Нет такого пункта в законе "О полиции", согласно которому можно врываться в квартиру свидетеля.

Выходит, не гвардеец влетел в мою балконную дверь, а бандит. Я мирный гражданин, и не стал бы десять часов отстреливаться от кемеровских спецподразделений (да и нет того уменья), но пора задуматься о приобретении легального оружия. Впрочем, страшно представить, что твой сосед готов к противостоянию с "Рысью", "Булатом" и "Зубром". Жаль было бы девятиэтажку, расстрелянную из гранатомётов.

Перейдём, однако, к заявленной в заголовке статье 272 Уголовного кодекса, и тут нам не обойтись без истории "подмосковного стрелка", которого в большинстве опросов и комментариев, к сожалению, называют отважным героем.

Всё время штурма особняка 61-летнего Владимира Барданова спецназовцы сливали телеграм-каналам фото и видео спецоперации. Если обычные новостюшки Baza и Mash покупает за пару тысяч рублей, то здесь бойцы наверняка неплохо наварились.

После штурма моей квартиры менты слили в Сеть скрины моей переписки - вероятно, тоже не задаром. Все эти действия как раз и подпадают под статью 272 - "Неправомерный доступ к компьютерной информации". В одном случае дополнительно нарушают федеральный закон №152 (о персональных данных) и вторгаются в частную жизнь, в другом - создают опасность для самих "штурмовиков" - пенсионер мог отслеживать действия противника в прямом эфире.

Сомневаюсь, что будут возбуждены уголовные дела, но мой прецедент, - кажется, первый в России, - это новая угроза тотальной цензуры для журналистики. Хотя, казалось бы, куда дальше.

Выложенные мною ролики, из-за которых было возбуждено уголовное дело, рассказывали о не совсем правовых намерениях губернатора - "откошмарить" всех, кто защищает свои права в прокуратуре, "растоптать" любого, кто против власти. Любой юрист подтвердит: публикация такого рода откровений высшего должностного лица является общественно-значимой. И даже если бы записи кто-то "слил", то уголовное дело завести можно было, но против губернатора, рассылающего угрозы неопределённому кругу лиц. 

Представьте: журналист получает информацию, что сотрудники одного из силовых ведомств собираются совершить государственный переворот. Да, он купил эту инфу, или ему прислали по почте, но фактчекинг проведён и сомнений нет - готовится государственное преступление.

Что может сделать журналист? Обратиться в то самое силовое ведомство? Плохой вариант. У него есть единственная возможность: публикация в СМИ или соцсетях. Он ведь законопослушный гражданин, а не просто любитель неумело используемого понятия "хайп"; он хочет и редакционное задание выполнить, и спасти страну от революции. Результат - уголовка, статья 272.

А вот если другой губернатор, или не губернатор вовсе, а радикал Вася в закрытой переписке выражает намерение совершить теракт - можно ли разглашать такую информацию, полученную чёрт-те знает каким путём? Или пусть будет теракт, но статью 272 УК пока никто не отменял.

272 статья - новое грозное оружие против журналистов и блогеров. Все мы знаем, с какими трудностями приходится сталкиваться при добыче информации. Основной вопрос следователя ко мне звучал примерно так: "Есть ли у вас знакомые в областной администрации, которые могли бы передать вам эти записи (губернаторские угрозы)?"

Но всем нам знакомо понятие "источник", и мы, как адвокаты, не имеем права до решения суда раскрывать свои источники (следователь знал, что я действующий сотрудник зарегистрированного Роскомнадзором СМИ).

Теперь, стало быть, содержание документов о тайной передаче угольщикам сельхозземель (самая популярная в Кузбассе история), закрытые тендеры на покупку всевозможной фигни госорганами, - всё это не подлежит разглашению.

"Идите в суд (полицию, прокуратуру, Следственный комитет)" - скажут нам доброхоты, подражая Владимиру Путину. А там нас только и ждут, чтобы уложить мордой в пол, допросить и ограбить.

Вот только журналистика на этом закончится вовсе. Уже сейчас почти невозможно предать огласке альтернативные сведения о заболеваемости коронавирусом, не стоит писать про церковь и про войну. Эти темы, окружённые статьями различных кодексов, вообще лучше забыть. Как будто не было никакой Великой Отечественной и не существует никаких религий, а коронавирус - это некий канат, который перетягивают между собой Роспотребнадзор и Минздрав, постоянно дающие противоречивые сведения.

Пусть президент сделает проще: отменит статью 29 Конституции РФ, запрещающую цензуру. Ему не привыкать жонглировать Основным законом.

И мы бросим эту писанину, найдём, чем себя занять и как заработать. Это чиновники больше ничего не умеют.


Иллюстрация: картина Николая Копейкина



Материалы раздела "Сетевые авторы" не являются документальными - это художественные произведения


Лучшие авторы:

Комментарии
avatar