«У нас нет рефлексивной оценки афганской войны»
23.02.2018 12:36

ПОМОЧЬ ПРОЕКТУ 434 0.0 0

Накануне годовщины вывода советских войск из Афганистана интервьюировал Евгения Бадаева – кемеровского историка, специализирующийся на странах Востока. Памятная дата позади. Но в следующем году исполнится 30 лет со дня, когда Афганистан покинул последний советский солдат. Бадаев рассказал, была ли компания результативной, какое значение имел Афганистан для Вашингтона и для Москвы, итогах и главном символе российского присутствия в этой стране, а также взаимном влиянии СССР и Афганистана.


Андрей НОВАШОВ


- Насколько тема афганской войны исследована в исторической науке – отечественной и зарубежной?

- Не так уж основательно. Нельзя сказать, что нет работ, связанных с советским фактором в истории Афганистана, но большинство исследователей рассматривают эту проблему в контексте взаимоотношений СССР и США.

«Как участие в афганском конфликте повлияло на ситуацию в самом СССР и в советском обществе?»; «Был ли ошибкой ввод войск в Афганистан?» – эти вопросы остаются за рамками собственно научных исследований. Впрочем, проходят научные конференции, приуроченные к круглым датам, на которых обсуждаются проблемы, связанные с присутствием СССР в Афганистане. На такие встречи приглашаются не только историки-теоретики, но и непосредственные участники событий, а также военные эксперты. Сейчас появляются отдельные научные работы, в которых сравниваются результаты советского и американского присутствия в Афганистане. Хотя и на эту тему больше высказываются публицисты. На ютубе появляются ролики в патриотическом духе на тему «Мы – они (американцы) в Афганистане».

Евгений Бадаев. Фото автора


- Как можно определить присутствие советских войск в Афганистане: интервенция, оккупация, миротворческая акция?

- Сложно найти определение. Это не оккупация: СССР не эксплуатировал природные ресурсы или экономику Афганистана. Нельзя это назвать и интервенцией. Советские войска вошли в Афганистан по просьбе правительства этой страны, на основании двухстороннего договора между СССР и Афганистаном.

В 1960-х политическая элита Афганистана на примере Индии и Египта увидела возможность использовать советский фактор для модернизации своей экономики. Поэтому существовавшие в Афганистане монархический режим, а затем и режим Дауда имели нормальные отношения с СССР. Не исключено, что впоследствии Афганистан начал бы дистанцироваться от СССР. Нельзя забывать, что Афганистан – государство не монолитное. Центральная власть контролирует далеко не всю территорию страны, на периферии велика роль племенных объединений. Этнически Афганистан тоже не однороден. Кроме того, в этой стране начинают складываться политические партии, в том числе с социалистической ориентацией. СССР оказывается в некоей ловушке: есть вполне устраивающий Москву режим Дауда, и есть противостоящая этому режиму Народно-демократическая партия Афганистана, которую вроде бы надо поддерживать по идеологическим соображениям. Кроме того, здесь надо учитывать ещё один момент. Что такое Афганистан в условиях биполярного мира? Для Вашингтона эта страна не имела приоритетного значения. А СССР на юге граничил с Афганистаном. Кроме того, в среднеазиатских республиках СССР в 70-е годы, в том числе в политических элитах этих республик, появляются идеи отделения от Москвы. Нельзя было допустить, чтобы Афганистан попал в зону влияния западного блока. Весь этот клубок противоречий заставлял Москву мучительно искать выход из ситуации. Вводу советских войск в Афганистан предшествовала длительная дискуссия. Даже среди военных было много противников такого решения. Сторонники победили с незначительным перевесом.

Афганистан. Конец 70-х – начало 80-х годов. Фото из Интернета.


- При президенте Картере, когда до введения советских войск оставалось ещё два афганских госпереворота, США предпринимают попытки влиять на внутреннюю политику Афганистана. Можно ли говорить, что введение советских войск спровоцировано США?

- Такое утверждение было бы преувеличением. Но Афганистан – белое «пятно», «ничейная» территория. В условиях биполярного мира даже государства, формально остававшиеся нейтральными, вынуждены лавировать, и - либо по тем или иным вопросам, либо в целом - демонстрировать лояльность одному из центров – Москве или Вашингтону. Вашингтон еще в 50-е годы пытался создать военно-политический блок, который позволил бы контролировать ситуацию на территории так называемого Большого Ближнего Востока, пытались настроить Афганистан антисоветски, ограничить влияние Москвы на эту территорию. С этой точки зрения США сделали первый шаг ещё задолго до ввода советских войск. США подогревали индо-пакистанские противоречия. И влияние на Афганистан – это ещё и попытки дистанцировать Индию от СССР. Но всё-таки для США были важны не столько страны Востока, сколько ослабление СССР: стратегия «Кольцо Анаконды», существование которой не отрицают и сами Соединённые Штаты. Американцы мониторили национально-этнические процессы в СССР. Сложившиеся в 60-е годы устойчивые экономические и политические связи между СССР и Афганистаном не могли радовать США, но на тот момент Соединённые Штаты не предпринимали серьёзных попыток дестабилизировать ситуацию. В 70-е мир меняется: на Востоке намечается отход просоветских режимов от Москвы. В эти годы кардинально изменилась позиция Китая: после событий на Даманском отношения Москвы и Пекина всё больше портились. Пусть американского присутствия на территории Китая не было, но мы получили серьёзное геополитическое напряжение на нашей сухопутной границе от Центральной Азии до Тихого Океана. С Ираном у нас отношения были достаточно сложные из за идеологических разногласий, Турция – участник блока НАТО. А Афганистан – это клин, который разбивал эту полсу геополитического напряжения на наших южных границах. И американцы попробовали реализовать вариант, связанный с нарастанием дестабилизации и политической чехардой в Афганистане.

- И КГБ, и ЦРУ вербовали афганских политиков. Читал, что последней каплей, заставившей СССР принять решение о введение войск в Афганистан, стало донесение о том, что Амин – агент ЦРУ. Можно ли считать, что введение войск спровоцировано войной двух «контор» - советской и американской спецслужб?

- У спецслужб есть свои амбиции. Такая версия имеет право на существование, но чтобы её подтвердить или опровергнуть, нужны документы, хотя бы мемуары сотрудников спецслужб, и нерядовых сотрудников. Возможно, такие документы существуют и хранятся под грифом «секретно». Пока в распоряжении историков нет соответствующих документов, эта гипотеза остаётся только гипотезой.

Хафизулла Амин (1929 – 1979). Афганский политический деятель, премьер-министр. Штурм дворца Амина советским спецназом предшествовал началу участия советских войск в афганской войне.


- Военное присутствие в Афганистане потребовало от СССР огромных денежных вливаний и человеческих жертв. Но, как кажется, компания оказалась безрезультатной. Продемонстрировала ли советская армия боеготовность?

- Военные операции, проведенные в ходе афганской компании, не были провальными. Нельзя забывать, что такие операции – как и, например, недавняя сирийская компания – полигон для ВПК: специалисты обкатывают оружие, вносят коррективы для применения его в различных климатических условиях. Это ещё и конкуренция на рынке вооружений, серьёзный источник доходов. И речь не только собственно об оружии, но и об интеллектуальном потенциале страны.

С точки зрения военной стратегии и тактики, советская компания в Афганистане была на порядок эффективнее американской компании во Вьетнаме. Советское руководство понимало, что только военными методами удержать территорию не реально. В Афганистане использовали комплекс мер, направленных на развитие страны. С помощью СССР в этой стране создавался промышленный комплекс, формировалась местная интеллигенция, которая обучалась в советских вузах. Выстраивался диалог с местным населением, в том числе и с племенами, неподконтрольными центральной власти. Надо отдать советскому руководству должное: оно действовало не нахрапом, а уважая местные этнические и религиозные традиции. В этом отношении политика СССР была эффективнее, чем политика США во Вьетнаме и на других территориях, в том числе и в

том же Афганистане. На самом деле, наши рассуждения об эффективности или неэффективности всё равно субъективны. Мы смотрим на проблему со своих позиций. Было бы интересно провести исследование на тему «Образ американского и советского солдата глазами афганцев».

Диалог с местным населением


- Историк Андрей Зубов в своей видеолекции об Афганистане говорит, что в этой стране советских солдат ненавидят так же, как американских в Ираке.

- Это неправда, что отношение к советским солдатам сугубо негативное. Конечно, смотря с кем общаться. Даже если посмотреть интервью, которые берут у афганцев американские журналисты, выясняется, что многие представители афганской интеллигенции положительно отзываются о русских. Даже сами талибы, командиры, говорят, что с уважением относятся к русским, и что воевали не против русских, а против идеи коммунизма. И российские журналисты перемещаются по территории Афганистана и берут интервью у полевых командиров – уже этот факт свидетельствует, что не все ненавидят русских. Многие афганцы с благодарностью вспоминают о том, что русские строили промышленные предприятия и создавали рабочие места. Свою роль играет и фактор ностальгии. Может быть, в конце 80-х – начале 90-х и преобладала ненависть. Но прошло много лет. Афганцам есть с чем сравнить.

Автодорога «Саланг» через горный хребет Гиндукуш (107,3 км с тоннелем 2,7 км на высоте 3300 м) была построена в Афганистане в 1960-е при активном советском участии.


- Каковы итоги экономического и военного присутствия СССР в Афганистане?

- Многие промышленные и инфраструктурные объекты, построенные при содействии советских специалистов в Афганистане, уничтожены в ходе американской компании. Но не думаю, что уничтожены все. Что-то сохранилось. Наверняка этот сектор экономики – нормальный, а не направленный на производство опиума – продолжает действовать.

Мощное влияние заметно в сфере образования, особенно высшего образования. Многие афганские преподаватели, работающие сегодня в вузах в Кабуле, получали образование в Советском Союзе. В Афганистане по-прежнему изучаю русский язык и русскую литературу.

Современная Россия, теперь уже наряду с США и блоком НАТО, оказывает Афганистану военно-техническую поддержку. Образно говоря: главный символ российского присутствия в Афганистане – универсальный автомат АК-47. Хочешь – не хочешь, но автомат оказывает мощное воздействие не только на судьбы отдельных людей, но и на судьбы государств. Эта ситуация не уникальна. Современные афганские власти рассматривают возможности расширения военно-технического сотрудничества с Россией, закупки новых видов оружия. Понятно, что денег у них нет. Но – в кредит, в лизинг. Российский ВПК тоже заинтересован в расширении рынка сбыта.

- Усама бен Ладен до введения советских войск в Афганистан занимался строительным бизнесом. Боевое крещение получил, воюя против советских солдат. Можно ли сказать, что вмешательство СССР во внутренние дела Афганистана инициировало «террориста номер один» и способствовало радикализации политического ислама?

- Начнём с того, что Усама бен Ладен и Талибан – всё-таки во многом продукт Вашингтона. К тому же бен Ладен не афганец, а выходец из Саудовской Аравии. Он – носитель ваххабитских идей – а это уже радикальное религиозно-политическое движение в исламе. Конечно, военное присутствие СССР в Афганистане подтолкнуло бен Ладена к активным действиям, но говорить о том, что именно оно способствовало радикализации политического ислама нельзя.

- Афганистан так и остался аграрной страной?

- В общем-то, да. Вот только необходимо учитывать «специфику» сельскохозяйственного производства современного Афганистана.

Афганистан. Сбор урожая опиумного мака


- В последние годы в новостях говорят о Сирии, Иране, Турции. Об Афганистане вспоминают редко. Это государство так и осталась «белым пятном» на карте мира?

- Афганистан сложно назвать классическим государством. Современный Афганистан можно сравнить со средневековым Ираном. По-прежнему часть территорий контролируется не центральной властью, а полевыми командирами, связанными с племенными объединениями. Существует некий баланс между племенами и центральной властью. На мой взгляд, это корпоративная структура, замаскированная под современные институты государственного управления.

- В конце 70-х в Афганистане столкнулись интересы СССР и США. А сегодня Афганистан представляет интерес для стран – мировых лидеров?

- Сейчас, во всяком случае, в 90-е и двухтысячные годы, доминировала не геополитика, а геоэкономика. Глобальный рынок. Афганистан – очень интересная территория с точки зрения международной торговли. Через неё могли бы проходить транспортные и энергетические коридоры. Стратегические проекты дали бы положительный эффект для экономики Афганистана. Но кто захочет делать инвестиции в экономику страны с нестабильной внутриполитической ситуацией? В ближайшее время реализация таких проектов маловероятна.

Что касается геополитики. В отличие от СССР, Россия не граничит непосредственно с Афганистаном. Афганский вопрос рассматривается прежде всего в контексте обеспечения безопасности наших южных границ, поэтому на первый план выходят военно-политические отношения с постсоветскими среднеазиатскими государствами. К тому же у России нет ресурсов, чтобы вмешиваться во внутриполитическую жизнь Афганистана. Что касается американцев, они, на мой взгляд, так и не продемонстрировали никакой созидательной программы преобразования Афганистана.

Советские войска покидают Афганистан


- Советские войска вышли из Афганистана. Пусть и не сразу, но в Афганистан пришли американские войска. Можно ли сказать, что в этом локальном противостоянии времён холодной войны СССР проиграл США?

- Нет. Всё-таки между выводом советских войск и вводом американских прошло почти пятнадцать лет. После вывода советских войск в Афганистане сложился некий политический баланс, который, может быть, не открывал для этой страны широких перспектив развития, но он хотя бы законсервировал сложившуюся относительно стабильную ситуацию.

- А было ли обратное социо-культурное влияние: Афганистана на Советский Союз?

- О серьёзном влиянии говорить не приходится. Некоторые советские солдаты, попавшие в плен, принимали ислам. Но сколько из них, вернувшись в СССР, сохранили интерес к этой религии, пошли учиться в медресе, стали проповедниками?.. Этот вопрос не изучен. Но, думаю, интерес к исламу, как и к другим традиционным религиям в СССР конца 80-х, обусловлен идеологическим вакуумом, крахом коммунистической идеи.

Единственное серьёзное влияние на культуру: появилось много песен, посвящённых событиям в Афганистане, и даже музыкальных коллективов, эти песни исполнявших. Можно сказать, сложился новый жанр.

ВИА «Голубые береты». Первый состав ансамбля собрался ещё в Афганистане


- В конце 80-х в СССР наблюдается активная наркотизация. С войной в Афганистане это никак не связано?

- Если и связано, то опосредовано. Наркотики – это уход от реальности. Если бы страна не оказалась в кризисной ситуации, наркомания не получила бы такого распространения.

- В США ветераны Вьетнама делали политические карьеры. Воинам-«афганцам» участие в войне как-то помогло реализоваться?

- В нашей стране в конце 80-х – начале 90-х была иная ситуация, чем в США конца 60-х. За редкими исключениями, советским ветеранам Афганистана не удалось превратить свое боевое прошлое в политический ресурс. Но участники того локального конфликта реализовали социально значимый проект – создали собственную общественную организацию Союз Ветеранов Афганистана: воспроизвели характерную для нашей страны корпоративную структуру. В условиях, когда государственные институции перестали выполнять свои обязанности, «афганцы» самоорганизовались для защиты своих интересов, и Союз Ветеранов взял на себя часть функций, которое должно было выполнять государство.

- Мне кажется, афганскую войну забыли, и даже сами ветераны вспоминают о ней не часто. Разве что в своём кругу.

- Это связано с тем, что у нас до сих пор нет взвешенной рефлексивной оценки афганской войны. В 90-е годы всё, связанное с Советским Союзом, оценивалось негативно. Афганская война, завершающая советскую эпоху, приняла на себя концентрированный удар негативных оценок.

- Можно ли считать участие в афганском конфликте одним из ключевых факторов, способствовавших развалу СССР.

-  Когда говорят, что Афган нанёс роковой удар, что он стал капканом советской империи – с этим сложно согласиться. Советское общество взбудоражила информация о числе погибших и искалеченных в этой войне. Но эта информация стала доступна в самом конце 80-х, когда уже активно проявлялись центробежные тенденции. Корректнее сказать, что он был одним из факторов, но не первого порядка.

Андрей Сахаров – академик и диссидент – в 1980-м написал письмо Леониду Брежневу: “Военные действия в Афганистане продолжаются уже семь месяцев. Погибли и искалечены тысячи советских людей и десятки тысяч афганцев – не только партизан, но главным образом мирных жителей – стариков, женщин, детей, крестьян и горожан. Более миллиона афганцев стали беженцами. Особенно зловещи сообщения о бомбежках деревень, оказывающих помощь партизанам, о минировании горных дорог, что создает угрозу голода для целых районов... Также не подлежит сомнению, что афганские, события кардинально изменили политическое положение в мире. Они поставили под удар разрядку, создали прямую угрозу миру не только в этом районе, но и везде”.

Открыто говорить об этом стали только во второй половине 80-х. Но и тогда значительная часть общества готова была объявить предателями всех, кто ставил под сомнение целесообразность этой военной компании. Достаточно вспомнить реакцию на выступление вернувшегося из ссылки Сахарова на Съезде народных депутатов.


- Но на военную компанию в Афганистане ежегодно тратились миллиарды рублей…

- Никто с этим не спорит. Но нельзя сказать, что Афганистан настолько уж экономически обескровил Советский Союз. СССР мог себе позволить эти миллиарды, пока получал огромные доходы от экспорта углеводородов.

- Можно ли проводить аналогии между участием СССР в афганской компании и участием России в войне в Сирии?

- Наверное, не совсем. С точки зрения международного права, в Сирии мы находились по официальному приглашению сирийского правительства. Там у нас не было такого контингента войск, как в Афганистане. Мы как-то забываем, что в Сирии у нас был пункт материально-технического обеспечения ВМФ до всех этих событий. Мы присутствовали на территории Сирии. Пусть и ограниченно, но присутствовали.

Асад изначально не ориентировался на Россию, но вынужден был это сделать. Опять – большая игра. И при наших ограниченных возможностях, Москва сделала интересный геополитический ход, связанный с Ближним Востоком и мировым энергетическим рынком. Сегодня Россия, в отличие от США и стран блока НАТО, не может позволить себе большое количество военных баз по всему земному шару. Сирия – узловое для международной политики государство. Действуя на этой территории малыми силами, можно получить большой результат.

В Афганистане – и это самая большая трагедия – воевали не профессионалы, а новобранцы, только прошедшие «учебку», парни 18 – 19 лет. Знаю это по примеру своего двоюродного брата, который прошёл Афганистан. Хотя они всё равно показали высокую эффективность. В Сирии - профессионалы-контрактники, которые осознавали риски, подписывая контракт. Это совсем иная ситуация.

Евгений Бадаев на научной конференции. Фото из личного архива


- Можете посоветовать какую-то научную литературу, посвящённую афганской войне?

- Владимир Пластун – непосредственный участник событий, востоковед, доктор наук - написал книгу «Изнанка Афганской войны 1979 – 1989 гг. Дневниковые записи и комментарии участника», опубликованную Институтом Востоковедения РАН. Профессор Академии ФСБ России, генерал-майор запаса Владимир Топорков в 2014-м опубликовал монографию «Афганистан: советский фактор в истории кризиса» - здесь больше рассматривается международная ситуация, геополитический фактор. Работа Юрия Мухина «Афганский фронт СССР» - это, скорее, научная публицистика. Но почитать интересно.

Справка:

Евгений Бадаев родился в Прокопьевске в 1977 году. Окончил исторический факультет КемГУ, где с 2000 года преподает. Читал спецкурсы в школах разных городов Кузбасса. В 2008 году защитил кандидатскую диссертацию. Сегодня живёт на два города: читает в КемГУ спецкурс «Актуальные проблемы исторических исследований» и является доцентом кафедры политических наук и технологий Сибирского института управления  – филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ (г. Новосибирск).

P. S.

Видеолекция об Афганистане профессора Андрея Зубова, о которой упоминал, задавая один из вопросов.


Евгения Бадаева с некоторой долей условности можно назвать государственником, а Зубов – это либеральный дискурс. Видеолекцию очень рекомендую. Только уточню: речь всё-таки о двух параллельных высказываниях. Бадаев отвечал на мои вопросы, а не оппонировал Зубову.

Перечитывая интервью с Евгением Бадаевым, обратил внимание на один момент – то ли смешной, то ли зловещий. Кемеровский историк говорит, что, к сожалению, производство наркосырья по-прежнему широко распространено в Афганистане. И, отвечая на другой вопрос, объясняет, что, по его мнению, Россия может рассматривать Афганистан как рынок для сбыта оружия (здесь речь, конечно, о легальной торговле). Получается, российский ВПК косвенным образом будет стимулировать развитие наркопроизводства? Во всяком случае, никак предпосылок для стремительного роста цивилизованной экономики Афганистана не наблюдается. Но не Бадаев не ответил на соответствующий вопрос, а я этот вопрос не догадался задать.

Расстрел колонны ЧВК «Вагнер» (это уже про Сирию) заставляет иначе посмотреть на продолжающуюся войну. Слишком очевидны аналогии с Афганом: как мне кажется, от российского общества скрывают масштабы происходящего. Соответствующего вопроса не было, так как история с «Вагнером» случилась уже после интервью.

Распространить


Читайте также:
Комментарии
avatar