[видео] Проект "Милосердие". Теневая экономика Кузбасса
05.09.2018 04:12

ПОМОЧЬ ПРОЕКТУ 854 0.0 0

Двадцать миллиардов рублей. Пятая часть бюджета Кемеровской области. На эти деньги можно выдать элитную квартиру каждой шорской семье. Или построить небольшой городок.

В такую сумму эксперты оценивают ежегодные пожертвования кузбасских угольщиков благотворительным фондам, не имеющим к благотворительности никакого отношения.

Шорцы – коренной народ Кузбасса, - охотники, рыболовы, земледельцы. То есть никакого Кузбасса ещё не было, а шорцы были. Теперь их осталось около 14 тысяч. Охотиться и рыбачить почти негде, и шорцы работают на угледобывающих предприятиях.

В 2016 году проблема этноцида шорского народа была озвучена в ООН. «Добывающими компаниями уничтожаются деревни, мы лишились территорий традиционного природопользования», - рассказала Яна Таннагашева. Правозащитница признала, что от стремительного разрастания угольных разрезов страдают не только шорцы, но и другие народы, проживающие в Кузбассе.

Эксперт минюста Олег Мальцев, входивший в группу по работе с местным населением и разрезами, пояснил: всё не так однозначно. Угольщики, по словам Мальцева, тоже «стонут». Они бы рады следить за экологией, но областная власть предпочла самостоятельно решать, кто в регионе отвечает за полезные дела.

Выпуклый образ стонущих разрезов оставим сентиментальным шорским девушкам. Нас интересуют другие выводы эксперта, подтверждённые документально: каждая угольная компания Кузбасса отстегивает десятки миллионов рублей в благотворительные фонды.

Деятельность этих фондов ("Милосердие", "Шахтёрская память", "Заречье", "Филант" и др.) негласна, у них нет волонтёров и ящиков для сбора средств. Но мы видим, как ещё в 2011 году МПО «Кузбасс», владеющее шахтами и другими промышленными предприятиями, тратит на благотворительность 77,2 миллиона рублей. Так и записано в соглашении с областной администрацией за подписью губернатора Амана Тулеева.

Руководят фондами то чиновники областной администрации, то жёны заместителей губернатора. Например, фонд «Милосердие», возглавлял руководитель комитета по управлению государственным имуществом Кемеровской области Александр Решетов.

Недавно Решетова заподозрили в нецелевом использовании благотворительных средств: он-де возил на деньги фонда семью в Турцию и Вьетнам. Прямо скажем, смехотворное обвинение, однако ответил на него чиновник неожиданно дерзко: все расходы, по его словам, были согласованы с самим Тулеевым.

Экс-губернатор потребовал привлечь бывшего подчинённого за клевету, а врио главы области Сергей Цивилёв спешно принял отставку чиновника и поручил контрольно-счётной палате проверить фонд «Милосердие». Через два месяца председатель КСП Александр Долголевец ответил журналистам: проверки не проводились.

Вернёмся в 2011 год. Вот платёжки МПО «Кузбасс», согласно которым созданный компанией благотворительный фонд «Заречье» переводит:

- пять миллионов рублей хоккейной команде «Кузбасс» на «пропаганду здорового образа жизни»

- три миллиона шестьсот тысяч фонду «Филант» на приобретение общественного транспорта

- пять миллионов шестьсот тысяч на строительство церкви в Новокузнецке

- семь миллионов тому самому фонду «Милосердие»

- ещё 17 миллионов на покупку городского автобуса «Нефаз»

Средства зачем-то гуляют между фондами, а назначение звучит порой вовсе небрежно: «На финансирование региональных программ в целях социальной поддержки и защиты граждан» или «На сувенирную продукцию».

Иногда пожертвования переводятся напрямую государственным предприятиям, к примеру, на обслуживание новогодних мероприятий.

Опрошенный нами эксперт рассказал, что за годы ставки фондов выросли. Теперь каждая угольная компания тратит на социальные программы около ста миллионов по соглашениям с Администрацией. Умножаем двести компаний на сто миллионов – получаем 20 миллиардов в год. Сравнимо с одной пятой официальных доходов бюджета области. За двадцать лет правления Тулеева могло набежать 400 миллиардов по сегодняшним деньгам.

Всё это кажется до боли знакомым. О фондах, в которые исправно платят не только предприятия, но и частные лица, слышно с разных уголков России. Как это отражается на доверии к благотворительности, рассуждать неловко – фонд Чулпан Хаматовой «Подари жизнь» только мечтать о таких меценатах, как угольные генерала Кузбасса. Но «Подари жизнь» публикует подробные отчёты о своих доходах, где перечислен каждый жертвователь. И трудно представить ребёнка в футболке с надписью «Вылечен Хаматовой».

В Кузбассе на пожертвования угольных компаний покупаются автобусы, и на них красуется надпись «Подарок губернатора» или пожелания доброго пути от Тулеева.

Едва хоккейный клуб «Кузбасс» получает пожертвование на «пропаганду здорового образа жизни», как хоккеисты дружно идут в офис «Единой России» ставить подписи за Путина.

Угольщики ежегодно дарят чиновникам миллионы рублей «на празднования Дня шахтёра» вместо того, чтобы платить шахтёру достойную зарплату, прокладывать дороги и вкладываться в экологию.

Во время подготовки этого материала и съёмок мини-фильма о теневой экономике Кузбасса мне довелось услышать немало слов о коррупции. Ни эксперт Мальцев, ни коллеги-журналисты не в силах поверить, что миллиарды внебюджетных рублей доходят до адресата - больного ребёнка, городского автобуса, праздничного салюта.

Более того, найти автобус «Нефаз» за 17 миллионов нам так и не удалось – самая дорогая туристическая модель у официальных дилеров стоит не дороже одиннадцати, меджугородный – от шести до девяти, городской, как в платёжке – от 5 миллионов рублей.

Очевидно, деньги, передаваемые на финансирование социальных программ, сувениры и вип-автобусы, украсть легче, потому что их формально не существует в бюджете области.

Аман Тулеев добился потрясающей популярности. От его имени в Кузбассе так несло добром, что нельзя было удержаться от восторга. Помимо автобусов, велосипедов и скандинавских палок губернатор дарил путёвки, оплачивал дорогостоящее лечение, помогал в строительстве храмов.

Все эти виды добродетелей мы видим в многочисленных платёжках благотворительных фондов, которые содержат угольные компании. Тот случай, когда человек, не являясь жертвователем или хотя бы волонтёром фонда, присваивает себе каждое доброе дело. И это не коррупция, а значительно хуже.

9 сентября жители Кемеровской области выберут себе новый областной совет и утвердят в должности врио губернатора. Эпоха Тулеева прошла, и раздражённый читатель спросит: зачем ты ворошишь прошлое? Дедушка старый, ему всё равно, а ты смотри вперёд, у тебя там культурный кластер и президентское кадетское училище в стиле хай-тек.

Однако большая часть «команды Тулеева» успешно перебралась в «команду Цивилёва», и командир не спешит избавляться от проверенной гвардии. Пожалуй, этноцид шорцев, о котором пламенно рассказывала в ООН правозащитница Яна Таннагашева, никуда не денется.

Президенту доложено об успехах угольной отрасли, о росте доли добычи открытым способом, который безопасней для горняков, но фатален для экологии – поэтому цивилизованные страны отказываются от разрезов.

Соглашения с угольным и другим крупным бизнесом о финансировании социальной сферы на 2019 год не продлены, но именем врио уже делается основная масса благих дел – от Дома дружбы народов до сельской школы.

Свежая новость: сквер на месте «Зимней вишни» будет разбит за счёт благотворительных средств. Могут неравнодушные люди пожертвовать на мемориал самой страшной трагедии Кузбасс за последние десятилетия? В это легко верится, как и в обратное: эпоха не прошла, правило присваивать себе любое достижение никуда не делось.

Распространить


Читайте также:
Комментарии
avatar