Война
04.11.2015 19:52

ПОМОЧЬ ПРОЕКТУ 1100 4.7 0

Все мы надеемся в этой жизни на что-то лучшее и светлое, считая, что достойны большего чем то, что имеем, но так ли это на самом деле? Скорее всего нет, даже более того, категорически нет.

Сергей ЛАЗО


Это был не звук будильника, а команда «Рота подъем!», поднимающая с постели быстрее чем будильник и даже быстрее чем пушечный выстрел. Два слова, но какую силу они имеют, если сотня спящих крепким сном мужиков вылетают из своих кроватей, как пуля из автомата. Кто-то эту команду не слышал и надеялся никогда не услышать, но жизнь распорядилась по-иному. Даже не жизнь, а какой-то дядька, который был очень далеко, хоть и мелькал периодически на экранах телевизора, но вот, благодаря этому дядьке, жизнь изменила течение своего привычного русла на 180 градусов и похоже возвращаться на свое привычное место даже не собиралась.

Итак, «Рота подъем!». Из-за приказа о соблюдении светомаскировки, а так же экономии энергоресурсов, свет при подъеме не включался даже в обычных условиях, а в данной ситуации был подъем по боевой тревоге, но об этом пока никто не догадывался, так как тело интуитивно выполняло приказ, а мозг только-только просыпался и готовился к восприятию реальности. Тем не менее, несмотря на такие условия, роль сыграла мышечная память, ведь очень часто, только благодаря ей, мы выполняем работу определенного характера и даже не задумываемся о правильности исполнения, так как эту функцию на себя взяла та самая мышечная память. Попробуйте на площади метр на метр в темноте, спросонья, вчетвером одновременно не только встать с кровати, но еще умудриться надеть свою форму и ни разу ни с кем не столкнуться. Тем не менее, это реальность, ну да ладно...

Рота по тревоге, как ветер слетела со своих коек и через несколько секунд выстроилась на центральном проходе казармы. Командир роты беглым взглядом окинул своих подопечных и отдал распоряжению дежурному о вскрытии оружейной комнаты, после чего, рота без суеты и лишней толкотни получила оружие и в полном боевом снаряжении вновь построилась на центральном проходе. Командир в очередной раз осмотрел роту и отдал приказ о построении на улице, где без лишних разговоров личный состав был погружен в автомобили и отправлен в неизвестном направлении.

Неизвестным это направление было собственно только для бойцов роты. Остальные, а именно: водители, командиры, да и более высокое руководство знало куда и зачем они направляются, но пока это все держалось в строжайшем секрете, а если быть более точным — это была военная тайна.

Колонна прибыла в пункт назначения в такой же кромешной тьме, в какой выезжала из расположения своей части. Выгрузившись из машин, рота построилась и под руководством своих взводных разошлась по позициям. Каждый боец начал готовить окоп для себя, а потом, по приказу своих командиров соединять свой личный окоп с окопом соседа, создавая таким образом сеть траншей и переходов. Бывалые бойцы сразу сообразили, что предстоит им остаться здесь не на один день, слишком уж серьезно командиры приказывали строить линию обороны. В результате упорных трудов, рота не только намертво окопалась на своем рубеже, но и создала сеть противопехотных заграждений перед своими укреплениями. По какой-то причине, против техники командование по-видимому обороняться не собиралось. Ну, руководству виднее, тем более они уже несколько месяцев сидели в части, без выходных и увольнительных, радио и телевизора, даже телефоны поотбирали..., что творилось в мире, каждый мог только догадываться.

Приготовив все необходимое для долгосрочного удержания занятых позиций, все отправились на отдых, за исключением выставленного караула.
Вокруг была полная тишина, караулы сменяли друг друга без каких-либо происшествий. Время шло, жизнь мирно текла внутри окопного пространства, сегодняшний день ничем не отличался от вчерашнего, казалось, течение времени остановилось и ничто не могло вдохнуть в него жизнь и вот, посреди этого медленно тянущегося однообразия раздался сигнал тревоги. Сонное состояние как ветром сдуло, не прошло и минуты, как рота в полном составе заняла свои боевые позиции. Командиры, появлявшиеся до этого только для того, что бы проверить несение службы и отдать кое-какие распоряжения, то же были на позициях. Время шло, но ничего не происходило. Бойцы, устав вглядываться во впреди находящееся расстояние, откровенно начали зевать, послышались шутки, многие сползли с бруствера на дно окопа, но командиры были напряжены и продолжали рассматривать в свои бинокли только им известные цели. И вдруг, посреди этой тишины, как гром среди ясного неба прогремела команда командира роты: "Всем в укрытие!". В доли секунды рота исчезла со своих позиций, укрывшись в специально отведенных местах. Кругом была тишина, ничего не происходило, секунды тянулись как часы и неожиданно для всех, оборудованные укрепления роты содрогнулись под мощными ударами артиллерии, после чего послышался звук моторов самолетов, которые тоже приложили свои усилия для обстрела роты бомбами и ракетами. Сколько это длилось, представить было сложно, каждый боец слился воедино со своим укрытием, пытаясь спрятаться от рвущих землю и воздух воющих и свистящих над головой осколков, но тем не менее казалось, что сама земля вздрагивая от непосильного бремя обрушившегося на нее удара, пытается оттолкнуть от себя тех, из-за которых терзают ее. Рев самолетов, заходящих на боевой заход, взрывы, свист осколков, вой летящих мин и снарядов... все это слилось в одну дикую какофонию и наверное многие представляли себе, что по их позциям гуляет Сатана, собирая грешные души. Кто-то молился, кто-то просил мысленно прощения, готовясь к смерти, кто-то просто замер и не шевелясь ждал окончания этой адской пляски. Все закончилось так же неожиданно, как и началось. Наступила тишина и посреди нее, стали слышны стоны раненых и умирающих от ранений бойцов. Выползшие из своих окопов уцелевшие, с ужасом смотрели на то, что оставили после себя огонь артиллерии и авиации. изуродованные мертвые тела тех, с кем буквально несколько минут назад они разговаривали..., а вон лежит командир роты... осколок почти разорвал его тело пополам, но он еще жив, говорить не может, но перекошенное лицо выдает ту дикую боль которую он испытывает и глаза в немой мольбе просят прекратить его страдания...Фельдшеры не успевая перевязать одного, уже бегут к другому, на ходу оценивая, кому помощь нужнее..., но это было только начало первого дня войны...

Фельдшеры перевязали раненых, бойцы убрали трупы, и буквально через пару часов ничего не напоминало об атаке. После выданных ста граммов спирта, ужасы войны как-то сами по себе прошли и рота зажила в штатном режиме, без воспоминаний прошлого. Командиры по полной программе загружали работой подчиненных, чтобы убить в сознании последние воспоминания последних потерь, но убить это не возможно, можно только притупить, да и то, только на время.

Команда  к бою никого не застала в врасплох. Не смотря на кажущуюся расслабленность, каждый в этой обстановке жил в состоянии повышенной готовности. На динозавра реакции было бы меньше... Еще не затихло эхо от команды, а уже каждый находился на своей боевой позиции и до боли в глазах бороздил пространство своего сектора обстрела. Команда "отбой" поступила так же быстро, как и "тревога". Бойцы, немного помедлив, начали не спеша покидать свои боевые посты и укладываться спать. То тут то там, слышались то шутки, то мат по поводу ложной тревоги. Не прошло и пятнадцати минут, как все стихло и только постовые бдили на своих постах, охраняя покой товарищей. Несмотря на воцарившуюся тишину, тех, кто уснул, было не так уж и много. Бодрствующих оказалось намного больше. Мысли не спящих уносили их вдаль от окопов, в жизнь до войны, хотя пережитый ужас первого боевого крещения невольно прерывал счастливые воспоминания прошлого, накладывая незримый отпечаток того, что той жизни, о которой все вспоминают, уже не будет, а что впереди? полный мрак...

Распространить


Теги:Новелла, война

Читайте также:
Комментарии
avatar