Зачем люди лгут и верят, что Земля плоская?
19.12.2018 21:55

ПОМОЧЬ ПРОЕКТУ 227 0.0 0

 Андрей НОВАШОВ


Прокопьевский частный психолог Лидия Уразаева отвечает, откуда берутся бытовые манипуляторы, легко ли обмануть психолога, почему многим приятнее жить «в сказке», могут ли бесконечные перестраховки спасти от пожаров и террористов. Объясняет, почему НЛП подобен скальпелю, рассказывает, нужен ли современному психологу офис, и как не выходя из дома консультироваться со специалистом из любого города.

И ещё рассуждает о страхах. Один из них развеем стразу: это не рекламный материал.


- Российские СМИ много писали о психологии в 90-е. Потом интерес пошёл на спад. Кажется, неспециалисты уже всё узнали об этой науке, и никак новых открытий в области психологии с тех пор не произошло. Так ли это?

- Надо понимать, что психология делится на несколько видов. – объясняет Лидия Уразаева. - Есть, в том числе, житейская психология, житейская мудрость. Вот такой психологии в сознании обычных читателей действительно стало больше, благодаря волне публикаций, появившихся в 90-е. Однако по опыту общения с клиентами, которых как психолог консультирую – а на консультации обычно записываются те, кто склонен к самоанализу и уже посмотрел какие-то книги и статья по психологии – знаю, что они успели захватить только верхнюю часть айсберга. Они только в начале пути самопознания, и в одиночку этот путь пройти сложно. Новые направления в психологии возникают регулярно. Относительно недавнее – НЛП, нейролингвистическое программирование, совершившее настоящий переворот в сознании. Очень популярен коучинг разных видов. Появилось много работ по соционике, по системно-векторной психологии. К последней я отношусь сдержано, потому что не сторонница типирования личности. Психология  должна показывать общее в людях, а типирование как будто разъединяет. Хотя, наверное, и это направление кому-то помогает глубже понять себя. Как уже сказала, новое постоянно появляется, но и с классической психологией обыватель знаком поверхностно.

Лидия Уразаева. Фото из её архива (здесь и далее)


- Вы упомянули НЛП. Многих пугает эта аббревиатура. Дескать, психолог манипулирует своими клиентами и просто окружающими. Есть соблазн «в корыстных целях» использовать это «секретное оружие»?

- Отвечу вопросом: «Может ли скальпель быть оружием?».

- Он может использоваться и как оружие.

- Верно, он может быть и инструментом лишения, и инструментом спасения жизни. Это зависит от того, кто держит скальпель в руках. И в психологии есть инструменты, которые позволяют управлять людьми, или, что гораздо лучше – дать самим людям ключи к управлению собой. Если у человека, освоившего эти инструменты, методы, имеются недобросовестные мотивы – он может этими инструментами пользоваться в каких-то корыстных целях, манипулировать другими. Кстати, есть способы противостояния манипуляциям, но это отдельная тема. И эти методы, например, широко используют у нас недобросовестные продавцы, которые навязывают товар. Покупаешь у них, а потом  думаешь: «Мне это было не нужно, зачем же я купил?».

- Недобросовестные продавцы и прочие «бытовые» манипуляторы читают специальную литературу по психологии?

- У некоторых это врождённое. У других своеобразный талант: наблюдая за окружающими, спонтанно учиться манипулировать. Третьи вырабатывают соответствующие навыки целенаправленно. Но, как уже говорила, всё зависит от того, какими мотивами руководствуется человек. Работая с клиентом, я, используя метод эриксоновского гипноза, который как раз в нейролингвистическом программировании описан, помогла избавиться от страхом темноты. В другой раз помогла ребёнку справиться с энурезом. А самый первый случай был такой. Я лежала в роддоме, и в той же палате лежала женщина, у которой уже на очень большом сроке беременности – 42 недели – не наблюдалось никакой родовой деятельности. И я помогла ей методом лёгкого транса вызвать роды. Механизмы очень глубокие, они позволяют даже на тело воздействовать. Но, чтобы такие методики использовать, нужно получить согласие самого клиента и очень хорошо понимать, что и для чего ты делаешь.

- Судя по вашему резюме, размещённому в интернете, вы позиционируете себя как хорошую мать и любящую жену, которая счастлива в первом браке. Но от вашей коллеги слышал, что семейные пары, где только один из супругов выбрал профессией психологию, часто распадаются. Как она объяснила, один человек растёт как личность, другой не развивается. Соответственно, любовь и взаимопонимание уходят.

- На моих отношениях с мужем выбранная мною профессия не сказалась никак.

- Но у вас нет чувства превосходства над людьми, которые вас окружают, в том числе и людьми из ближнего круга?

- Надо сказать, у меня периодически бывает крен в другую сторону: лёгкое ощущение собственной неадекватности. Над какими-то вещами многие не задумываются, или, как принято говорить, «не парятся». А у меня эти вещи проходят три-четыре степени анализа. И понимаю: «Здесь я слишком замороченная, надо быть проще»… Окружающие меня люди – не просто талантливые, а, я бы сказала, гениальные. Мне везёт на таких людей, и поэтому чувства собственного превосходства не возникает. У каждого свои сильные стороны. Что касается распадающихся браков у психологов. Судя по тому, какая статистика разводов у нас в стране и в Прокопьевске в частности, – неудивительно, что и психологи под эту лавочку попадают тоже.

- Профессиональный психолог видит окружающих насквозь, или в повседневной жизни его, как и любого человека, можно обмануть?

- Умелый манипулятор спрячет свои истинные мотивы от кого угодно, в том числе и от психолога. В моём понимании профессиональный психолог – это не столько про противостояние манипуляциям, сколько про выбор роли. Надо понимать, что в этой жизни мы все играем роли – кто-то делает это осознанно, кто-то нет. Я выбираю для себя роль оптимиста, который открыт миру и с доверием относится к окружающим. Эта роль в большинстве случаев для меня психологически выгодна. Если кто-то мне врёт – наверное, ему зачем-то нужно изображать из себя не того, кем он является. И до тех пор, пока это не будет вредить мне или окружающим, я не буду разоблачать его ложь. Думаю, для такого обманщика его ложь – механизм психологической защиты. И пока мы не можем предложить человеку что-то вместо неё, нельзя эту защиту убирать, ломать. Если речь идёт о житейских мелочах, пожалуй, меня можно обвести вокруг пальца. Но когда дело касается серьёзных решений – здесь, как уже говорила, у меня несколько ступеней анализа: «Зачем мне это? Что я потеряю и получу, если приму это решение?». Здесь уже мною сложнее манипулировать.

- Вы – частный психолог. Когда и почему пришло решение уйти из официальных организаций?

- В официальной организации я работаю и сейчас. А становление меня как частного психолога происходило постепенно. Я сменила несколько мест работы: общеобразовательная школа, коррекционная школа, Центр дополнительно образования. И в профессиональном образовании поработала со студентами. Параллельно ко мне стали подходить люди с просьбой проконсультировать их вне стен учреждений. До сих пор существуют страх огласки. Клиенты бояться, что кто-то увидит, что они пошли к психологу, что окружающие узнают о наличии у них психологических проблем. Боятся разговоров за спиной, пересудов. Поэтому просят о личной встрече. Постепенно таких частных консультаций становилось всё больше, и я решила опубликовать свою анкету на всероссийских сайтах, посвящённых психологии. И появились обращения от посетителей этих сайтов. Первая такая клиентка – девочка-подросток из Москвы, у которой были очень серьёзные трудности в общении. Её родители вышли на меня, и я с этой девочкой работала месяцев восемь до хороших результатов. Тогда моя вера в себя окрепла окончательно, я поняла, что могу консультировать и по скайпу. Потом работала и по телефону, и соцсети использовала. Очные консультации стала проводить не в офисе, а, например, в кафе, когда музыка, шум  заглушают разговоры, и со стороны посетителям кажется, что сидят две подруги и беседуют.

- В голливудских фильмах персонажей, спасённых от стихийных бедствий или от преступников, психологи дружески обнимают, укрывают пледом, предлагают им горячий чай. А дистанционное общение – какое-то холодное, отстранённое.

- Не забывайте, что менталитет разных поколений очень сильно отличается. Дети нулевых, выросшие в эпоху гаджетов, привыкли к общению через интернет, через социальные сети. Для них общение с репетиторами или друзьями через скайп – привычная составляющая жизни. Людям старшего поколения это трудно понять, им проще общаться лично. И ещё имеет большое значение тип темперамента человека и такие характеристики личности, как экстраверсия или интроверсия. Интроверту проще общаться, находясь в тепле и комфорте и сидя в своём родном кресле. Общаясь по скайпу из дома, он контролирует ситуацию: «Если мне не понравится, я выключу». Один случай из моей практики. Мужчина настолько боялся людей, что три месяца почти не выходил из дома. Выбирался только ночью в круглосуточный супермаркет, где можно расплатиться за продукты, положив деньги на кассу и ни с кем не разговаривая. Когда ситуация достигла критического уровня, ему потребовалась психологическая помощь.

- Это было не в Прокопьевске?

- Не в Прокопьевске, в более крупном городе, который называть не буду. Таким людям проще общаться через интернет, поездка через полгорода для них катастрофа. Тем моим клиентам, которые живут в Прокопьевске или даже в Киселёвске, в большинстве случаев проще приехать и пообщаться лично. Вопросы самые бытовые. «Как научиться говорить «нет»?». «Меня достала свекровь, что мне делать?». «Меня не слушается ребёнок…». Если не слушается ребёнок, работать надо с родителями. Эта мысль очень сложно до родителей доходит. Но те, кто готов её принять, получают очень хорошие результаты, за один-два месяца поведение детей кардинально меняется.

- Всё-таки сейчас больше консультируете по скайпу или при личной встрече?

- Не могу сказать, что здесь существует какая-то закономерность. Сейчас больше лично, а полгода назад у меня был исключительно скайп.

- Скайп, очные консультации в кафе. Получается, кабинет психологу уже не нужен?

- Иногда нужен, и я договариваюсь с развивающими центрами, снимаю у них помещение. Это нужно, когда ситуация требует закрытого общения. Например, работала с девочкой, пережившей тяжелейшую психотравму, и любая реплика её пробивала на слёзы. И вот с ней мы как раз работали тактильно, через телесно-ориентированную терапию. Для такой формы работы однозначно нужен кабинет. Нужен он и для тренингов. А если это просто разговорная терапия, тогда кабинет не обязателен.

- Если судить по вашей практике, появились ли в последние годы психологические проблемы, которых не было раньше?

- Мне сложно корректно ответить на этот вопрос. Возможно, то, что люди приходят сейчас с какими-то проблемами, с которыми не приходили раньше, связано не с изменением их запросов, а с моими личными изменениями. Я просто начала работать с более сложными случаями, которые не брала раньше. Допустим, с теми же паническими атаками я раньше не работала, и клиенты, которые таким атакам подвержены, передо мной и не появлялись. То ли это связано с тем, что панических атак стало больше, то ли с тем, что я освоила эту тему, и указала в своём резюме. У меня слишком мало данных, чтобы обобщать, говорить о каких-то тенденциях.

- Керченский стрелок и архангельский взрыватель в очередной раз заставили говорить о подростковом экстремизме…

- Я думаю, здесь проблема не в подростках, а в структурах, которые позволили этим ужасающим события произойти. Как можно было продать подростку килограмм взрывчатки? Ведутся ли сейчас проверки тех точек, где продают оружие и боеприпасы? Насколько тщательно эти точки проверяют? Но зато я вижу, какой ажиотаж поднялся в школах – с ожесточениями режима, зачастую, неадекватными. Когда запрещают какие-то клубы, кружки по принципу «кабы чего не вышло». Не с того начинают. Вспоминая «Зимнюю вишню»: где сейчас проверки противопожарной безопасности? А нарушения противопожарной безопасности встречаются сплошь и рядом. Но про «Зимнюю вишню» забыли, и мы, закрыв на это глаза, бросились бороться исключительно с терроризмом и экстремизмом… Откуда в США берётся такое количество подросткового экстремизма? Там оружие в свободном доступе. Подростковая психика неустойчива – так было, есть и будет. Это особенность подросткового периода. Подростки очень остро переживают всё, что с ними происходит. На него косо посмотрели, и он уже готов совершить неадекватный поступок. Вопрос, что в этот момент у него будет под рукой. Он возьмёт автомат и пойдёт расстреливать одноклассников, или позвонит на телефон Службы доверия? Известно ли ему вообще, что такая Служба существует? Задача взрослых сделать так, чтобы у ребёнка были адекватные механизмы реакции на его внутреннюю боль.

Лидия Уразаева с воспитанниками социально-реабилитационного центра "Алиса"


- На следующий день после трагедии в керчинской школе заходил по делам в один прокопьевский техникум. Входные двери закрыты. Надо стучаться, показывать документы, долгие переговоры с вахтёром вести, чтобы впустили. У входа толпа родителей, которые пришли узнать про условия поступления для школьников. Все на нервах. Думаю: «А в супермаркеты сейчас тоже без паспорта не пустят, там тоже все входы закрыли, чтобы какой-нибудь стрелок не проник?».

- Спрашивается, что будет, если начнётся пожар?

- Могут ли показуха и нервотрёпка возыметь обратное действие? Не подтолкнут ли они потенциальных агрессоров на неадекватные поступки?

- Слышали про «эффект Вертера»? Вышла книга про самоубийство юноши, который жутко страдал, и в конце концов покончил с собой. По Европе прокатилась волна самоубийств, повторяющих сценарий этого литературного персонажа. Как раз то, что у нас происходит. Поднимают истерию, начинают действовать не с того конца… Достаточно завести общероссийский сайт под условным названием «Народный контроль», чтобы любой интернет-пользователь мог опубликовать информацию о нарушении с указанием вида – «пожарная безопасность», «продажа алкоголя несовершеннолетним» – и с какими-то доказательствами: фото или видео. Это позволило бы существенно сдвинуть ситуацию. Достаточно всего нескольких специалистов, чтобы этот сайт «держать». Другое дело, что это не выгодно на местах, потому что кто-нибудь по шапке получит за явные нарушения. Вместо адекватных мер бессмысленные перестраховки. Мне рассказывали ученики одной из прокопьевских школ: «Теперь у нас без пяти восемь закрывают двери, и если ребёнок опоздал, он больше в школу попасть не может». Это называется «усилить меры безопасности». Не знаю, продолжается ли эта истерия сегодня.

- После «Зимней вишни», наоборот, все двери требовали держать открытыми.

- Об этом и речь. Акция «Антитеррор»: «Закрыть все двери!». Пожарная безопасность: «Открыть!». Придите уже к единому мнению, в конце концов. Следите, чтобы не проходили «левые» люди (для этого достаточно двух-трёх видеокамер), чтобы пожарные выходы были не загромождены, а огнетушители - исправны. И самих детей обучите простейшим вещам. Я некоторое время читала школьникам лекции о правилах поведения в чрезвычайных ситуациях. Выясняется, что и взрослые, которые детей приводят, не в курсе, как себя вести во время пожара. При терактах – тем более. 

И действительно надо ужесточить меры проверки оружия, чтобы не было элементарных нарушений законодательства. Сделать несколько внеплановых проверок в одном, другом, третьем городе. И начнут бояться. А у нас почему-то только создают видимость деятельности и назначают виновных.

- Многие винят во всём компьютерные игры-«стрелялки». Дескать, школьники перестают понимать, где игра, а где реальность.

- Я спрашивала детей, причём даже не подростков, а более младшую возрастную группу. Поверьте мне, даже пяти-шестилетний ребёнок отличает вымысел, мир компьютерной игры, от реальности. Понимает, когда перед ним нарисованные персонажи, а когда – живые люди. Если только нет болезни, психических отклонений. Конечно, всё хорошо в меру. Если компьютерные игры – единственное, чем может заняться человек, то у него в любом возрасте мозги свернутся. И реальность будет представляться злой агрессивной средой, от которой, как в компьютерной игре – либо убегать, либо нападать.

И ещё. У ребёнка должна быть своя референтная группа, то есть группа людей, которая принимает его таким, какой он есть. Где его не донимают постоянными упреками и одергиваниями: «Заправь рубаху!». «Не сутулься!». «Почему опять двойку принёс?!». Сам факт наличия толерантной среды помогает человеку раскрыться. Если нормальной референтной группы нет, существует риск, что ребёнок уйдёт в бандитскую группировку, где его не будут изводить мелочными придирками. И он в обмен на такое отношение будет готов на что угодно. 

- На мой взгляд, одна из примет сегодняшнего времени – мракобесие. Самый яркий пример - лауреатом премии ТЭФИ-2017 в категории «Просветительская программа» стала телепередача, доказывающая, что Земля плоская. Почему так много людей отказываются от научной картины мира в пользу сомнительных мифов?

- У меня есть две гипотезы. Первая. За последнее десятилетие произошёл скачок в информационном поле. Количество информации в мире удваивается каждые несколько лет. Но наш мозг не успел эволюционировать, остался на прежнем уровне. И мозг с таким потоком информации не справляется. Способ избегнуть переутомления – убежать в более простой для понимания мир, хотя и совершенно ложный, далёкий от реальности. И вторая гипотеза. Эта сказочность создаёт некий уютный мирок, в котором можно не задумываться о текущих проблемах, и надеяться, что «прилетит друг-волшебник в голубом вертолёте», и всё решится само собой. Некоторый инфантилизм.

- Вопрос, который не сумею сформулировать коротко, но который не могу не задать. Мне кажется, эпоха, которую мы переживаем – это эпоха лжи, страха, двоемыслия и атомизации общества. «В Донбассе нет российских военных. Но российские военные в Донбассе – герой. Но этих погибших героев мы будем хоронить без почестей, по-тихому». «Партию власти ненавижу, но буду за неё голосовать». «В повышении пенсионного возраста россиян виноваты американцы». «Коррупционеры – негодяи. Но всех, кто всерьёз борется с коррупцией, надо посадить». Общеизвестные обывательские суждения. Это двоемыслие проявляется и на бытовом уровне. Россиянин, которого начальник увольняет без вины, знает, что коллеги ему посочувствуют, но открыто за него не вступятся. «Каждый сам за себя». Я спрашиваю всё-таки не про политику. С точки зрения психолога, в чём причина этого страха, который, зачастую «бежит впереди паровоза», бесконечно пресмыкания перед любым начальством, нежелания додумывать свои мысли до конца, и этого неверия в способность сообща отстоять свои права? 

- Это больной вопрос. Меня очень угнетает политика двойных стандартов в обществе. Причем она есть везде, во всех сферах жизни. «Тебе курить нельзя, потому что это вредно для здоровья и ты еще маленький. А папе можно, потому что он большой» - получается, что папе не вредно, что ли? Или: «Муж алкоголик, дурак, не понимает, что губит свою жизнь». И тут же: «Мы пойдем с подружками в баре посидим, вина попьем»... «Мусорить нельзя», но «не тащить же этот мусор из леса аж до самого города». Говорим детям «Сколько можно за компьютером сидеть?!», а сами не знаем, как провести свободное время без телефона или планшета. Двойные стандарты в отношении к мужчинам и женщинам, детям и взрослым, начальникам и подчиненным. Не думаю, что это признак сегодняшнего дня. Ведь поговорка «Что не дозволено быку, то дозволено Юпитеру» появилась не вчера. Во все времена человек по-разному относился к своим и чужакам, легче прощал недостатки симпатичным людям, был склонен искать простые объяснения и выбирать из всех фактов именно те, которые хорошо согласуются с его точкой зрения. Так устроены бессознательные механизмы психики, и пока человек сам не задумается, не осознает эти механизмы, все так и будет происходить. Об этом много книг написано, одна из моих любимых – «Социальная психология» Дэвида Майерса. Постепенно начинаешь замечать в себе все эти механизмы, и иногда останавливать их усилием воли. Но сам по себе редкий человек начнет искать и читать книги или статьи, повышающие самосознание. Многие столетия эти знания были недоступны людям, да и самой науке психологии всего около века, поэтому и развитие общественного сознания в этом направлении только началось. Надеюсь, постепенно развитие науки вообще и психологии в частности, внедрение научного способа мышления в образовательный процесс и жизнь позволит переломить эту проблему. Уже сейчас в крупных городах есть много образовательных программ, популяризаторов науки, в открытом доступе в социальных сетях и на сайтах психологи публикуют свои работы, и есть возможность что-то узнавать. Важно понимать: изменение общества и общественной морали не происходит вдруг, по мановению волшебной палочки. Это можно сделать только усилиями каждого конкретного человека, своим положительным примером. Стах - это первобытное явление, заложенное в наш мозг инстинктом самосохранения. Боится абсолютно каждый человек, это нормально. И поскольку мы существа социальные, то самый страшный страх - быть отвергнутым обществом. Поэтому и есть ложь, лицемерие, нежелание конфликтовать, страх вступиться за другого. Но если человек видит позитивные примеры и понимает, что это безопасно для него - он готов повторить такой опыт. Поэтому, чтобы что-то поменять - нужно меняться самому. Пробовать, убеждать, просвещать, быть честным с собой - в первую очередь! - и с окружающими, и тогда за вашим примером и общество понемногу подтянется. Конечно, есть и другой вариант - сидеть и ждать, пока кто-то «сверху» что-нибудь изменит, но создается ощущение беспомощности и еще большего страха, а изменения могут и не произойти. Так что это патовый вариант. Если есть желание что-то поменять - надо действовать самостоятельно, и менять СЕБЯ и только потом - мир вокруг.


На областном этапе всероссийского конкурса «Педагог-психолог»


- Когда человеку нужно обращаться к психологу?

- Когда есть состояние фрустрации – острой неудовлетворённости своим положением и невозможностью реализовать свои потребности. Когда человеку плохо, и при этом не к кому прийти со своей бедой. Одно дело, если у жены любящий понимающий муж, готовый просто выслушать, не давая советов. Но такое случается редко. Или дочь приходит поговорить с  мамой, а она: «Сама виновата! Я же говорила! Надо было…». К психологу можно прийти, чтобы просто выговориться. Прийти, когда есть ощущение переполненности эмоциями, и хочется их выплеснуть безопасно для себя и для окружающих. Второй вариант. Когда понимаешь, что жизнь зашла в тупик, что есть повторяющийся сценарий. Например, третий по счёту брак, и все три – с алкоголиком. Либо человек понимает: мне 30 лет, а я всё ещё маменькин сынок, нужно какой-то рывок сделать. И требуется кто-то, кто просто будет рядом на этом пути. Все изменения в человеке происходят самостоятельно, это его собственная работа. А психолог – спутник на пути внутреннего роста, с которым можно выйти к результату, который сам человек для себя поставит.

- Как застраховать себя от мошенников от психологии?

- Во-первых, попросить показать диплом. Потому что есть специалисты, называющие себя психологами (самые честные – «помогающими практиками»), которые при этом диплома психолога не имеют. Наличие диплома всё-таки гарантирует, что вас не будут убеждать, будто Земля плоская. Во-вторых, - через две-три консультации оцените собственный прогресс. Насколько вы продвинулись? Если прогресса нет, тут может быть один неочевидный нюанс. Может оказаться, что конкретно этот психолог конкретно вам не подходит. Хотя бы раз в жизни такая ситуация возникает даже у очень талантливого психолога. 

Грамотный специалист сам предложит вам перейти к другому психологу, возможно даже кого-нибудь посоветует.

Очень большое значение имеет просто личная приязнь. Приятен человек или неприятен? Поскольку психологи тоже ходят к психологам, расскажу случай, произошедший со мной. Меня консультировала потрясающая женщина, великолепный специалист, но она через каждую минуту говорила: «М-гу, так…». И меня это жутко бесило. Не могла с ней работать, наши личностные особенности не стыковались. Другим клиентам работалось с ней превосходно. Имеет значение и темп речи. Если клиент «медленный», а психолог говорит очень быстро, то будет нарастать непонимание.

- Не планировал задавать этот вопрос, но раз уж вы затронули тему: зачем психологи ходят к психологам?

- А зачем парикмахеры ходят к парикмахерам? Не зря же есть поговорка: в чужом глазу соринку видишь, а в своём бревна не замечаешь. Кажется, что у тебя всё хорошо, но иногда взгляд со стороны позволяет что-то скорректировать. А бывают такие моменты, когда просто вырабатываешься, выгораешь. Меня, кстати, однажды просто спасла сотрудница прокопьевского Центра психолого-педагогической помощи, когда у меня было несколько тяжелейших психологических сессий подряд. Я понимала, что просто не могу дома это выплёскивать. Шла к ней почти в состоянии истерики, не справлялась с тем объёмом боли, с которым столкнулась на консультациях.

- В 90-е не психологи, которые интересовались психологией, штудировали Юнга, Фромма, Эрика Бёрна. Кто-то и Дейла Каргнеги, но интеллектуалы его книги считали попсой. Какую современную научно-популярную литературу посоветуете посмотреть, чтобы убедиться, что психология не стоит на месте?

- Про Карнеги - я не думаю, что это несерьезно. Карнеги считается классиком научно-популярной психологии, причем вполне заслуженно. Другой вопрос, что книги он писал для американцев, и они не всегда корректно ложатся на российский менталитет. У нас был популярен Николай Козлов - своего рода российский Карнеги, который легко и популярно объяснял некоторые механизмы в психологии. Сейчас один из великолепных популяризаторов психологии – Павел Зыгмантович, кое-что нравится у Натальи Грэйс, хотя в целом она для меня слишком категорична. Для тех, кто хочет спикеров посерьезнее – Татьяна Черниговская и Михаил Литвак. Из зарубежных авторов люблю Тони Роббинса - причем больше смотреть, чем читать. Очень харизматичный человек, и мастерски владеет НЛП, интересно наблюдать за его работой с залом. И назову нескольких не психологов, которые нырнули в сферу психологии, и очень хорошо там укоренились. Это Марк Гангор. Видеозапись его семинара «Мужской и женский мозг» есть на ютьюбе. Рекомендую всем, кто состоит в браке или планирует в него вступить. Это пошаговые инструкции как сделать, чтобы конфликтов было как можно меньше, а понимания – как можно больше.

Лиззи Веласкес – её в своё время назвали «самой уродливой женщиной планеты», но она не сдалась, а продолжила свою деятельность, заявив: «Я больше, чем моя внешность». И она великолепнейшие вещи пишет: как принять и полюбить себя; каким образом бороться с травлей и ей противостоять.

Книги Ника Вуйчича, родившегося без рук и без ног.

Что касается современных российских авторов, здесь я последнее время больше подсела на статьи, чем на книги. Сложно выделить какого-то одного. Могу посоветовать сайты psychologies.ru, all-psy.com. На сайте b17.ru тоже неплохие статьи попадаются.

- Насколько понимаю, скайп предоставляет неограниченные возможности для поиска психологов, консультирующих дистанционно. 

- Конечно. На сайтах можно выбрать себе психолога, почитав его статьи и задав бесплатный тестовый вопрос. Даже если человек живёт в городе, в котором нет своего центра психологической помощи, либо нет специалистов, к которым было бы достаточное доверие и желание обратиться, – можно не выходя из дома общаться, допустим, с питерским специалистом и получать хорошие консультации.


Справка:

Лидия Уразаева живёт в Прокопьевске с раннего детства. Окончила очное отделение факультета психологии КемГУ, и, кроме того, прокопьевский филиал Кемеровского медицинского колледжа по специальности «лечебное дело».

Победитель городского и лауреат областного этапа конкурса «Педагог-психолог России».

Распространить


Читайте также:
Комментарии
avatar