Запах карательной психиатрии
24.01.2020 07:46

ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ     ПОМОЧЬ ПРОЕКТУ 5.0 0

Фома НЕВЕРОВ


Пикет у здания мэрии Новокузнецка. Фото: КузПресс


«Обоснование госпитализации:

С 18-летнего возраста стал заниматься весьма бурной деятельностью, направленной на критику и свержение существующего общественного строя. Неоднократно устраивал одиночные пикеты перед администрацией Новокузнецка, длительное время сидел перед входом в администрацию, чтобы встретиться с мэром. Требовал предоставления ему, причитающейся ему, по закону, жилищной площади...»

Из заключения «Комиссии об обосновании госпитализации гражданина Горланова Игоря Игоревича в психиатрический диспансер в недобровольном порядке». Здесь и далее – с сохранением авторской орфографии и пунктуации.

* * *

Мы поехали в кемеровскую психбольницу – приятель позвал навестить общую знакомую. Предварительно звоним в справочную клиники. Автоответчик изрядно повеселил:

«В целях улучшения качества обслуживания все телефонные разговоры записываются и анализируются».

- Нас уже анализируют, - говорю товарищу.

Больница находится на отшибе города, женское отделение «2-4» – на отшибе территории больницы. Стены до половины окрашены, выше – побелены, как в добрые советские времена. В тамбуре сгрудились лопаты. Над дверью в отделение – кнопка звонка, откликающаяся мерзким бренчанием. Такой звонок был в квартире, которую дали моим родителям в 1984 году.

После минутного препирательства (открывшая двери женщина в белом халате просто спрашивает: «чё надо?») нас пропускают внутрь.

Там воняет. До сих пор чувствую этот запах – то ли неизвестных мне лекарств, то ли дерьма, перемешанного с этими лекарствами и пищей.

- Сигареты не давать, - распоряжается полная медсестра с разноцветными волосами, - никому. Ясно?

В помещении стоит постоянный гомон, больные и персонал снуют по коридору, как по оживлённой улице, на соседней стене висит унылый капающий кран. И нестерпимая вонь.

* * *

«Также, согласно открытых источников, участвовал в многочисленных пикетах вместе со сторонниками оппозиции Алексея Навального. Помимо общеполитических требований, выступал "против полицейского произвола", а также продолжал бороться за предоставление ему квартиры, при этом постепенно, начал занимать всё более и более агрессивную позицию, по отношению к государству».

Из заключения Комиссии об обосновании госпитализации гражданина Горланова Игоря Игоревича в психиатрический диспансер в недобровольном порядке»

* * *

Наша пациентка действительно больна, но считается одной из самых «лёгких». Раз в год ей нужно проходить курс лечения в стационаре, всё остальное время пьёт таблетки и живёт нормальной жизнью, работает. Никто, кроме нас и близких родственников, не знает о её недуге.

- Раньше мне галоперидол не назначали, а сейчас первые три дня кололи. Но уже перевели на другое лекарство, не такое сильное, - рассказывает женщина, на вид будто проснувшаяся после тяжкого запоя, хотя не пьёт вовсе.

Спрашиваем, чем тут можно заняться в свободное время. Пожимает плечами: «ничем». Книги нельзя, телефон выдают раз в день на несколько минут.

- Телевизор хотя бы у вас есть?

- Есть, - улыбается, - смотрели в воскресенье.

- Сегодня четверг.

- В будние дни не разрешают.

Курящих четыре раза в день выводят на улицу. Для человека, привыкшего выкуривать в среднем пачку за сутки – большая мука.

* * *

«Нарушал общественный порядок, вёл съёмку на мобильный телефон, во время судебного заседания над участниками оппозиции, в которой состоял и пр. За свою деятельность, часто совмещаемую с нарушением общественного порядка, неоднократно получал штрафы. Также привлекался к административной ответственности с последующим арестом сроком 10 суток. Устанавливал палатку в общественно месте, на площади, устраивал одиночный пикет с плакатом, с надписью "Долой Путина"».

Из заключения «Комиссии об обосновании госпитализации гражданина Горланова Игоря Игоревича в психиатрический диспансер в недобровольном порядке»

* * *

В женском отделении 2-4 кемеровской психиатрической больницы собраны самые разные больные. Кто-то, как наша знакомая, бывает здесь раз в один-два года, и всё остальное время остаётся полноценным членом общества. Некоторые – явные завсегдатаи.

- Дайте сигаретку, - обращается к нам маленькая женщина в больничной одежде, словно выросшая из-под земли.

Помня завет медсестры с цветными волосами, отвечаем, что не курим. Маленькая женщина не отстаёт. «Дайте сигаретку, пожалуйста, дайте сигаретку», - и смотрит мимо нас пустыми глазами.

По коридору несётся другая больная – добровольная помощница персонала. Она ходит, как часовой, из конца в конец коридора, наклонясь далеко вперёд, и раздаёт команды хриплым басом.

Часовая видит маленькую женщину, хватает её за шиворот и волочит в палату, с воплями «ты чё, …, пристаёшь к людям, ты забыла?»

- С тобой также обращаются? – спрашиваем «нашу» больную.

- Не, так только с «постоянными».

* * *

«В день госпитализации, находясь по адресу Москва, Новая площадь, дом 16, будучи у здания администрации президента РФ, привлёк к себе внимание сотрудников полиции в связи с неадекватным поведением. <…> Делал в блокноте странные рисунки, напоминающие схему территории. Прибывшим на место сотрудникам полиции, своё поведение ни как не объяснил и не комментировал, отвечал вопросом на вопрос, вёл себя агрессивно, требовал предоставления ему документов сотрудников полиции…»

Из заключения «Комиссии об обосновании госпитализации гражданина Горланова Игоря Игоревича в психиатрический диспансер в недобровольном порядке»

Я почти полностью процитировал обоснование принудительной госпитализации. Дальше нельзя – идут индивидуальные медицинские данные.

Статья 29 Закона РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" приводит три возможных причины недобровольного помещения человека в психиатрический стационар:

- непосредственная опасность для себя или окружающих;

- беспомощность, то есть неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности;

- существенный вред его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи.

Бывший детдомовец Игорь Горланов несколько лет судился с чиновниками за положенную законом квартиру. Сложно представить, чтобы на это был способен «беспомощный» человек, не способный самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности.

Я бы скорее усомнился не в психическом, но нравственном здоровье главы Новокузнецка, упрекавшего молодого человека в том, что из-за его судебных тяжб не получат квартиры другие очередники-детдомовцы, стоящие в очереди много лет.

- Участвовал в акциях «Путин нам не царь», - был доставлен в полицию. Дальше – поддержка требований соблюдать права и свободы человека и гражданина. Он участвовал в «Протестном Кузбассе», «Либеританская» какая-то партия России (очевидно, имеется в виду Либертарианская партия, - автор). Я говорю, что это за Либеританская партия, так мне говорят, там гомосексуалисты и лесбиянки в этой партии, и какие-то ещё «трансвенститы». Что у человека в башке, скажите мне?размышлял мэр Сергей Кузнецов в прямом эфире городского телевидения.

Игорь Горланов действительно разбил палатку на Площади общественных мероприятий в Новокузнецке, чтобы привлечь внимание к проблемам с жильём для сирот. Собственно, ему негде было жить, кроме как в палатке, хотя мэр предлагал работу дворником при администрации, и муниципальную комнату в общежитии за это.

Всё закончилось рукоприкладством – дородный Сергей Кузнецов разок стукнул тщедушного Игоря, пришедшего к нему на приём, и за шкирку выкинул с крыльца администрации. Ровно так же, как действует добровольная помощница в кемеровском дурдоме.

Два месяца назад Горланов получил квартиру, но протестную деятельность не оставил, и в конце декабря оказался у здания президентской администрации в Москве, где на свою голову потребовал полицейских представиться. Оттуда его этапировали в московскую клинику имени Ганнушкина, потом – в Кемерово, потом – в Новокузнецк. Чем закончится этот вояж по психбольницам, пока неизвестно.

Диагнозы должны ставить врачи, а не журналисты или общественные деятели. Мы можем только собирать информацию, делать свои выводы и предлагать другим следовать этому примеру. Вынесенный в заголовок термин «карательная психиатрия» - всего лишь предположение, для которого, увы, немало оснований.

16 января кемеровским активистам удалось посетить Горланова в больнице. Есть видеозапись беседы с ним, где молодой человек, находящийся, по его словам, под действием галоперидола, выглядит совершенно вменяемым.

Вообще Горланов, ставший одной из самых публичных персон в Кузбассе, ни разу не давал повода заподозрить себя в агрессивном или неадекватном поведении. Мэр вёл себя агрессивно, губернатор вёл, детдомовец Горланов – ни разу.

Ещё через несколько дней ребята снова посетили Игоря в больнице, рассказали, как он изменился:

«Полностью подавлена воля, провалы в памяти, отрешённый, рассеянный взгляд, невозможность припомнить какие-то детали, полное отсутствие эмоций, отчуждение. Речь — такая же медленная <…> Человека превращают в растение. И останавливаться пока не собираются», - рассказал координатор кемеровского штаба Навального Стас Калиниченко.

Ещё раз: за несколько дней до этого на видеозаписи – жизнерадостный молодой парень, внятно рассуждающий, но жалующийся на угнетающее действие лекарств.

Из описания галоперидола: «Применяют при шизофрении, маниакальных состояниях, бредовых расстройствах, при олигофренических, инволюционных, эпилептиформных, алкогольных психозах и других заболеваниях, сопровождающихся галлюцинациями, психомоторным возбуждением…»

Знакомый психиатр рассказал о нередких случаях, когда сексуальные маньяки с помощью этого лекарства удерживали и насиловали своих жертв, полностью подавляя их волю.

* * *

Выходим из отделения. Отвратительная вонь, кажется, навсегда осталась в носу. Следом за нами выводят на прогулку больных женщин. Вереницей, как верблюдов.

- Давай-давай, не тормози, – покрикивает медсестра. Женщины кучкуются на небольшом очищенном от снега пятачке. Иногда кто-то из них получает увесистый подзатыльник, если вдруг направляется не в ту сторону или делает что-то странное.

- Как в тюрьме, - говорю приятелю.

Он закуривает:

- В тюрьме лучше. Там есть с кем поговорить. А здесь ты никогда не знаешь, насколько болен сосед по палате. И даже телевизор – только по выходным.

Потом смеёмся: интересно, таксисты не боятся принимать вызовы по этому адресу? И вспоминаем «Палату №6» - пожалуй, самое страшное произведение русской классики.

В тему: Новое интервью с Игорем Горлановым


Читать также:

К активисту из Кузбасса, отстаивающему честные выборы, пришла полиция

«Хотел кого-то убить». Новокузнецкий стрелок признан невменяемым

Для общения с народом у власти давно остался один шлюз



Материалы раздела "Сетевые авторы" не являются документальными - это художественные произведения


Читайте также:

Комментарии
avatar