Ждём «Форму», досматриваем «Родину»
23.11.2018 15:28

ПОМОЧЬ ПРОЕКТУ 172 0.0 0

 Андрей НОВАШОВ


«Родина Сибирь» - так называется межрегиональная выставка пейзажей, которая последние три дня работает в павильоне новокузнецкой «Кузбасской ярмарки».

Снег и недра

300 работ двух сотен художников из Улан-Удэ, Иркутска, Читы, Красноярска, Саяногорска, Новосибирска, Томска, Омска, Барнаула, Кемерова. Живопись и графика. Большинство произведений созданы в последние два-три года. Один из организаторов – отделение Российской академии художеств.

Фото автора


Но дело не только в масштабности экспозиции. В Новокузнецке создаётся Сибирский центр современного искусства, и нынешняя выставка – своего рода пробник, пилотный проект новой выставочной программы.

Накануне открытия посмотрел интервью председателя Новокузнецкого отделения Союза художников Александра Суслова местному телевидению. Александр Васильевич говорил о «сибирском пейзаже» как об отдельном жанре или, во всяком случае, поджанре. Приехав на выставку, спросил у него, может ли быть сибирским пейзаж абстрактный или полуабстрактный.

- Я думаю, может. Вот Екатерина Чепис написала диптих «Сибирь». Две большие картины. Чёрная часть диптиха называется «Тайна камня. Глубина недр». А белая – «Чувство снега. Запах земли». Это пейзажи, и при этом символически абстрактные произведения. Екатерина посредством цвета говорит о том, что такое Сибирь. Через снег, через недра, через жёсткое состояние цветовое можно добиться того, чтобы абстрактный пейзаж передавал сибирское мироощущение. - объяснил Александр Суслов.

Разумеется, после такого эмоционального рассказа стал искать на выставке «Родина Сибирь» упомянутый диптих, но оказалось, в экспозицию его не включили. Всё-таки решил, что читатели должны этот диптих увидеть.

Фотографии предоставлены Екатериной Чепис


Произведения, о которых далее пойдёт речь, на выставке представлены. В частности, вот эти «Перистые облака» Екатерины Чепис.

фото автора (здесь и далее)


По словам новокузнецких кураторов, как минимум десять лет не было всесибирской выставки, полностью посвящённой жанру пейзажа. «Родина Сибирь» в октябре открылась в Красноярске, и поначалу не планировалась как передвижная. В южную столицу Кузбасса она приехала по инициативе Новокузнецкого отделения Союза художников. Работ представлено на треть больше, чем в Красноярске, где не было площадки, способной вместить все произведения, выбранные оргкомитетом. В Новокузнецке выставка работаёт в том же павильоне, где полгода назад проходила грандиозная «Сибирь-12». Многие живописцы и графики – участники обеих выставок. Вот эта картина томички Светланы Панаркиной «Лопух. Туман» памятна ещё с двенадцатой «Сибири», и даже висит почти на том же месте.

Лопух – вроде бы прозаичнее и быть ничего не может, а сколько в этом пейзаже поэзии!

Пространство позволило разместить работы крупного формата, например, картину новокузнечанина Алексея Храброго «Зимнее солнышко» - панораму трёхметровой длины.

Поле за «Уралом»

Самое оригинальное на церемонии открытия - выступление новокузнецкого искусствоведа Татьяны Высоцкой, признавшейся, что жанр пейзажа не очень любит и считает консервативным. По её словам, пейзажисты нередко уходят в салонность, пишут то, что легко продать. Впрочем, открывшаяся экспозиция Высоцкой понравилась: большинство произведений – не этюды, а полноценные картины. Она отметила широкий спектр направлений, в которых работают участники:

- Реализм разных модификаций, неодекаративизм, в котором образ решается как сгусток пластической и цветовой энергий, абстракционизм лирический и экспрессивный, концептуализм, минимализм. – перечислила Татьяна Высоцкая.

Татьяна Высоцкая


Моножанровость экспозиции позволяет увидеть характерные черты разных сибирских школ. Татьяна Михайловна предлагает такую классификацию, делая оговорку, что, конечно, каждый художник индивидуален:

- Есть школа иркутская. Там старинное художественное училище. Представители этой школы – прежде всего живописцы, «цветовики». Есть новосибирская школа. Там больше графичности, даже в живописи. В произведениях омичей больше концептуальности - это особенность выпускников омского худграфа. Особенность бурятской школы – чувство национального колорита и национальной декоративности; искусство классической живописи пришло к ним довольно поздно. Здесь, на этой выставке, есть их замечательные живописные произведения, напоминающие ковры. – объясняет искусствовед.

Не знаю, существует ли термин «абсурдистская живопись», но для работ новосибирца Александра Беляева он бы подошёл. Его «Остывающий трактор» то ли раскалился добела, то ли побелел, дойдя до стадии глубокой заморозки.

Эта машина - непременный атрибут советской и постсоветской деревни – выходит за края, выламывается из тёмного прямоугольника картины. Как будто надоело трактору пахать и таскать тяжести, и он решил вырваться из метафизических границ, попробовав себя в каком-то новом качестве. Чем он, в самом деле, хуже магриттовской «это-не-трубки»?

Ещё одна «белая» минималистичная работа – «Беспредельность и холод пространства. Варлам Шаламов». Написавший её Валерий Нестеров тоже из Новосибирска. Фрагмент промёрзшего деревянного барака, старая железная кружка, кусок чёрного хлеба из лагерной пайки. Не иллюстрация к «Колымским рассказам», а художественное осмысление трагических страниц нашей истории.

Впрочем, не только истории: и зон в Сибири по-прежнему предостаточно, и новые политзэки появились.

«Поле» Григория Свердлова – как раз тот случай, когда художник идёт наперекор классификациям и типизациям. Иркутянин максимально далёк от реализма любых модификаций.

Но про сибирское поле всё понял: чуть-чуть неба сверху, чуть-чуть распаханного пространства справа. А в остальном – жёлтое буйство. Словом, ещё пахать и пахать.

Ещё о сибирской воле и сибирском ухарстве. «Сторона родная» новосибирца Юрия Третьякова. По зелёному лесу на зелёном «Урале» (мотоцикле).

Может быть, художник вспомнил свои первые уроки вождения, полученные в детстве. А может быть, паренёк за рулём с ошалевшими глазами – это символическое выражение того изумления, которое испытывает, глядя на мир, любой человек, чей взгляд не замылился и чувства не притупились.

Рискую прослыть конструктором громоздких шуток… Ну да ладно, в блоге всё можно. Знаменитое чеховское: «Россия – громадная равнина, по которой носится лихой человек». А Сибирь, в таком случае, - непаханое поле, по которому гоняет на раздолбаном «Урале» перепуганный нескладный паренёк.

«Озеро Эзенги». Автор Шой Чурук из Кызыла. Это уже символический пейзаж, отсылающий к первобытному искусству. В центре композиции синее озеро и живущий в нём синий зверь - видимо, дух этих мест.

Полотно живописное, но издалека напоминает вытканный ковёр (права Татьяна Высоцкая). Ещё одна работа, на которой изображены духи – «По ту сторону Шаманки» (техника «бумага, тушь, перо») иркутянки Яны Лисицыной. Как выяснил позже, Шаманка – название села и реки в Иркутской области. С этим топонимом связано много легенд. У Лисицыной духи явлены в образе женщин. Их лица и фигуры будто очерчены дымом по воздуху.

Произведение искусства можно создать и маркером. Такова графическая работа барнаульца Николая Короткова «Улица Короленко».

Ночной городской пейзаж с чёрно-белой кошкой. В свете луны Барнаул выглядит средневековым городом. «Дороги сходятся» омички Елены Чубаевой. Здание железнодорожного вокзала родного города художницы легко узнаётся на этой работе, хотя живопись Чубаевой сродни компьютерной графике или технике оригинальной фотопечати.

Пейзаж промышленный представлен только работами кемеровчан: «Коксохимзавод. Начало» Сергея Червова и «Заводский район» Юрия Демакова. Обе картины с долей условности можно отнести к реалистической традиции. Разумеется, художники этого города работают в разных направлениях, обращаются и к другим темам. «В окрестностях Томской Писаницы» кемеровчанина Андрея Дрозда – яркое абстрактно-экспрессионистское произведение.

Большинство произведений, упомянутых выше, - на стыке жанров. Есть и «беспримесные» пейзажи, близкие к канонам соцреализма или даже классической русской живописи девятнадцатого века. Таковы, например, байкальские пейзажи иркутянина Владимира Осипова.

К этой традиции примыкает и работа одного из самых молодых участников – таёжный пейзаж «Сибирский мотив» красноярца Николая Врясова.

Наив и «Состояния»

Сибирь – горы и тайга, мощь и стихия.

Ольга Кадикова (Омск) «Капчальский ледник-2»


Но в экспозиции есть и камерные, негромкие произведения. Полиптих новокузнечанина Александра Гаврилова «Из жизни заросшего пруда».

Серия, которую живописец начал в 2015-м. На этой выставке представлено шесть работ из девяти. И серия продолжается.

- Ты меняешься, картина меняется. Можно бегать за разными сюжетами, а можно всю жизнь писать один вид. – рассуждает Александр Михайлович. – Один мотив, один пруд. Но состояния разные. Части полиптиха так и называются «Состояние-1», «Состояние-2». И так до бесконечности.

Александр Гаврилов


Микромир. Маленький пруд в разные времена года и разное время суток, даже ночью. Работы мягкие, умиротворяющие, но не приторные, и, пожалуй, чуть ироничные. На некоторых частях полиптиха изображена пташка. Она будто изучает тех, кто смотрит на картину. И у неё тоже меняются состояния и настроение.

- Накануне открытия выставки кураторы рассуждали о «сибирском пейзаже». Можно ли говорить о нём, как об отдельном жанре?

- Пожалуй, можно. Я учился в Ярославле. Там выезжаешь за город, и куда ни посмотришь – уже готовый пейзаж. А в окрестностях Новокузнецка пейзаж надо ещё поискать. В основном нас здесь окружают жёсткие виды. Художнику приходится думать. И если сравнивать живопись новокузнецких и ярославских художников – отличия, конечно, заметны. – объясняет Александр Гаврилов.

Другой новокузнечанин – Сергей Шаталов – не увидел, а придумал тему для своей картины «Зима в деревне».

В искусствоведении есть соответствующий термин – «сочинённый пейзаж». На переднем плане девочка, закутанная в яркий платок – душа этого мира. А на дальнем фигуры односельчан, которые охотятся, рыбачат, катаются на лыжах, парятся в бане. О главных деревенских зверях – собаке, лошади и корове – художник тоже не забыл. На ветвях, посеребренных инеем, сидят снегири, похожие на красные яблоки. Получилась картина-рассказ, вглядываясь в которую замечаешь всё больше деталей-подробностей. В детстве Сергей Леонидович каждое лето проводил в деревне, однако художником-деревенщиком себя не считает. Но подтвердил другое моё наблюдение: его работы перекликаются с наивной живописью и детскими рисунками.

- Да, я целенаправленно работаю над тем, чтобы была какая-то непосредственность. Мне кажется, так проще найти отклик в сердце зрителя.

Сергей Шаталов


«Зиму в деревне» он не определяет как «сибирский пейзаж». По словам художника, это универсальный, общероссийский сюжет. И вообще к термину «сибирский пейзаж» относится скептически.

- Но если кто-то считает, что существует отдельный «сибирский» – такое мнение имеет право на существование. – уточняет Сергей Шаталов. – Хорошо сказал один советский художник из средней полосы России: «У вас в Сибири пейзажей нет, у вас – панорамы».

«Искусство не должно…»

На упомянутой «Сибири-12», проходившей в том же павильоне, что и выставка нынешняя, видел работы социальной направленности. В экспозиции «Родина Сибирь» таких произведений практически не было. Конечно, художник ни кому ничего не должен. И всё-таки в моём сознании «сибирский пейзаж» - это и пустоши на месте вырубленного и отправленного в Китай леса, и гигантские ямы угольных разрезов, и погубленные реки. Как ни крути, всё это часть сибирской реальности. Неужели живописцы и графики совсем-совсем этого не замечают?

- Я даже не знаю, с чем это связано. – говорит секретарь Новокузнецкого отделения Союза художников Екатерина Чепис. – Художники пишут искренне. Они наслаждаются красотой, пишут, создают её. Ездят на пленэры. Хакасские художники – почти каждую неделю.

Екатерина Чепис


- Журналистский, репортажный подход в искусстве мне неприятен. – объясняет председатель Новокузнецкого отделения Союза художников Александр Суслов. – Искусство не должно как газета откликаться на всё это. Есть отдельные выставки. Я даже организовывал в своё время крупные выставки, посвящённые экологическим проблемам. Одна из них так и называлась – «Экология». Но данный контекст выставки, как говорили устроители, предполагает видение пейзажа как такового, красоты края. На 2021 год у нас заявлена выставка «Россия индустриальная», которая займёт весь этот большой павильон. Вот там будут экологические проблемы. Там будет философские размышления художников о том, где мы живём. Завод работают, рабочие места создаются, а наши дети идут в больницы. Я, конечно, упрощаю. Сначала будущую выставку хотели назвать «Россия постиндустриальная». Я говорю: «Нет, подождите. Россия пока не является постиндустриальной, она ещё индустриальная».

Александр Суслов на фоне своей работы «Утро Шории»


Творчество Александра Суслова представлено одной живописной работой и акварелями – диптихом «Светлый осенний день. Кузнецкая котловина». Большую часть акварелей занимает небо – серое, но не депрессивное.

Александр Васильевич рассказал, что в Новокузнецке идёт работа по созданию Сибирского центра современного искусства, и нынешняя выставка – своего рода пробный камень.

- Мы сейчас мониторим ситуацию: что получиться, сколько людей придёт, какие будут отзывы. Здание Центра уже строится здесь, на площадке «Кузбасской ярмарки». Это будет зал на три тысячи квадратных метров, оснащённый специальным оборудованием и предназначенный только для художественных экспозиций. Первая официальная выставка Центра откроется 20 августа 2019 года. Она будет называться «Форма».

Суслов уточнил, что «Форма» - это целая серия выставок; проект, рассчитанный на несколько лет. В 2019-м на «Форме» покажут живопись, графику и скульптуру художников Сибири и Дальнего Востока. В 2020-м – батик, керамику, ювелирное искусство. В новом павильоне будут организованы мини-персональные выставки выдающихся мастеров, а в соседнем зале состоятся выставки молодых художников. Проект финансово поддерживает компания «Кузбасская ярмарка», кроме того, Новокузнецкое отделение Союза художников выиграло президентский гранд.

Зрители на выставке «Родина Сибирь»


О перспективах работы Центра в Новокузнецке поговорил с Екатериной Чепис и искусствоведом Татьяной Высоцкой. Они рассказали, что подобные начинания существовали и в других сибирских городах, но опыт оказался не слишком удачным. В Красноярске выставочно-деловой центр «Сибирь» на грани закрытия. В Омске такой Центр уже закрылся. В Новосибирске у художников нет площадок для регулярного проведения выставок межрегионального масштаба. Словом, идеи есть, а с финансированием и помещениями проблемы. Высоцкая и Чепис верят, что в Новокузнецке всё будет по-другому. Остаётся надеется, что почётный гражданин города и генеральный директор «Кузбасской ярмарки» Владимир Табачников не охладеет к искусству.


P. S.

Выставка «Родина Сибирь» работает до 25 ноября включительно. Как сообщает управление культуры Новокузнецка, 23 ноября в 13-30 состоится подведение итогов. Художникам-победителям вручат дипломы лауреатов.

«На сегодняшний день выставку посетили 3275 человек. В основном это жители Новокузнецка и близлежащих городов, каждый из которых в полной мере насладился красотой и богатством родной земли, воспетой талантливыми сибирскими живописцами и графиками». – говорится в официальном сообщении управления культуры.

Распространить


Читайте также:
Комментарии
avatar