Журналист из Кузбасса заплатит за репутацию ФСИН
29.01.2021 10:35

ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ     ПОМОЧЬ ПРОЕКТУ 3.0 0

Центральный районный суд Кемерова, несмотря на выводы лингвистической экспертизы, частично удовлетворил иск Федеральной службы исполнения наказаний по Кемеровской области к журналисту Андрею Новашову и нескольким героям его публикации "У нас только опущенные и вязанные" о пытках в кузбасских колониях.

Суд длился с прошлого года. ФСИН утверждала, что журналист и бывшие заключённые, рассказавшие о нарушениях в "зонах", предприняли попытку дискредитировать исправительные колонии и подорвать их деловую репутацию.

В статье рассказывалось о пытках, вымогательстве денег с заключённых; "активистах", которые работают на администрацию колоний и издеваются над "обычными" заключёнными. Мужчина, оказавшийся в ИК-37 за неуплату алиментов, утверждал, что в колонии могут убить и в качестве причины смерти поставить диагноз "сердечная недостаточность".

Всего, по мнению руководства службы исполнения наказаний, затронута "деловая репутация" трёх кузбасских колоний: № 5, 22 и 37. Последняя не первый раз оказывается под прицелом СМИ: в 2017 году заключённые ИК-37 объявили голодовку, пожаловались на жестокие условия, избиения, изнасилования при помощи резиновой дубинки и другие пытки. В результате под суд попали сами "зеки", - некоторые из них получили новые сроки за "ложный донос".

В 2018 году врио губернатора Сергей Цивилёв потребовал проверить жалобы заключённых колонии. На место выехали несколько чиновников, провели встречи с осуждёнными в присутствии сотрудников ФСИН, и доложили, что сведения о пытках не подтвердились. Однако год назад тот же Центральный районный суд Кемерова арестовал четверых сотрудников исправительной колонии 37 - Константин Бекренёв, Сергей Скорин, Евгений Филиппов и Иван Ласый, по данным фонда "Сибирь Правовая", ранее фигурировали в жалобах заключённых.

Назначенная судом лингвистическая экспертиза не усмотрела в статье Новашова утверждений, которые могут повлиять на чью-либо репутацию.

"Информация направлена не на формирования образа конкретных ИК, она призвана сформировать негативное отношение у читателя к проблеме жестокого обращения с заключёнными", - подчеркнул эксперт.

Несмотря на это, суд постановил признать недостоверными и порочащими больше двадцати фраз в статье и вынес решение, по которому журналист и ещё пять человек должны оплатить госпошлину в общем размере 300 рублей и экспертизу (62500 рублей). Журналист также должен выпустить опровержение.

Андрей Новашов (на фото) заявил, что будет оспаривать решение суда.

Должны быть опровергнуты, в частности, фразы, очевидцев и пострадавших, приведённые журналистом:

«Начальник тебя вызывает. „Ты что, спать сюда приехал?“ И избивает палкой»"; «И за невыполнение плана били», «Меня за ноги и потащили»; «Меня избивали весь день, сломали пальцы на ногах, суставы вывернули»; «После того, как я рассказал всё „Сибири Правовой“, от меня перестали принимать передачи, не давали свидания с товарищем, даже попасть на территорию колонии я не мог — выгоняли»; «Мне там все кишки поразбили»; «В карантин привели, поставили на колени, начали электрошокером долбить и прыгать на нас»; «В этой колонии убивали за ерунду»; «И там уже не один такой висельник»; «Его полдня пытали. Иголки под ногти засовывали, потом завели в туалет. Стращали, что макнут в унитаз головой и угонят в гарем. Пока пытали, он несколько раз сознание терял».

 


Читайте также: Путешествие в страну опущенных и вязанных


Читайте также:
Комментарии
avatar