Фома Неверов: «Хватит оставаться терпилами»
08.04.2020 937 0.0 0

Издание "Сибирь.Реалии" (радио "Свобода") выпустило большой материал о кризисе в угольной отрасли. Помимо прочего, в нём размещено основательное интервью с редактором "Абажура" Фомой Неверовым. Мы публикуем интервью без купюр.


Андрей НОВАШОВ

Киселёвск, край "ямы" разреза "Коксовый"


Все трое прокопчан, с которыми разговаривал, уверены, что во всём виноват Цивилёв, а при прошлом губернаторе Тулееве, который руководил регионом больше двадцати лет, всё было хорошо, хотя проблемы угольной отрасли региона начались, конечно, ещё при Тулееве. Попросил кузбасского журналиста и блогера Фому (Романа) Неверова ответить, в чём причины такой аберрации памяти. Фома Неверов более двадцати лет пишет о социально-экономических проблемах Кузбасса. Основатель независимого сайта «Абажур. Вид из Кузбасса». Автор фильма об экологических проблемах Киселёвска «Тихое место. Зима в аду».

- Тулеев построил в отдельно взятом регионе свой Советский Союз 70-80-х годов прошлого века, причём в худшем виде – по образу одной из республик Средней Азии. Пролетариям при нём было хорошо, потому что они другой страны не знают. За них всё решалось, кузбассбаши (одной из неофициальных прозвищ Тулеева – прим. ред.) разруливал проблемы, погонял собственников, передавал предприятия на совещаниях из рук в руки, платил при необходимости зарплату из бюджета, - лишь бы утихомирить народ. Цивилёв, как я вижу, большой решительностью не отличается. Он вроде хочет оставить всё как есть, но сделать вид, что происходят вселенские перемены: строятся театры, мосты и суды. Но ему же и сами угольщики не верят. Например, бродят слухи, что структуры «Колмара» хотят задёшево скупить активы бедствующих шахт, а мзда на «социальные программы» только растёт, и проконтролировать её вообще никак невозможно.

К тому же Цивилёв не умеет разговаривать с людьми, он им хамит постоянно. Обвиняет оппонентов и протестующих во всех грехах: эти «Кузбасс опорочили», те - «дискредитировали», другой водолазку не ту надел. Бастующим горнякам предлагает искать другую работу – «рабочих мест много, переучивайтесь». Тулеев такого себе никогда не позволял. Он мог прилюдно «нахлобучить» директора шахты или главу какой-нибудь администрации, но только не нахамить трудовому коллективу.

Ладно, если бы Цивилёв просто был хамом, при этом реформируя угольную отрасль, открывая регион для большого бизнеса в других сферах – ему бы простилось это и зачлось. Нет же, у нас нет никакого развития нигде. Строительство очередного суда (речь о здании – прим. ред.) – это хорошо, это действительно новые рабочие места для судей, секретарей, приставов и поломоек. Однако создание новых мест на новом современном высокотехнологичном заводе выглядело бы куда презентабельней, - считает Фома Неверов.

- Прокопчане, с которыми разговаривал, разделяют «теорию заговора»: «Цивилёв специально не даёт развиваться угольной промышленности Кузбасса, чтобы сбыть плохой уголь, который добывают на его якутских предприятиях». На Ваш взгляд, у этой и других «конспирологических теорий» относительно кризиса в угольной отрасли Кузбасса есть хоть какая-то почва? Может ли этот кризис быть связан с чьей-то персональной злой волей?

- Меня поначалу занимали разные слухи о том, как придёт «Колмар» и всех купит за бесценок или «губернатор отбирает половину прибыли» (руководство одного угольного предприятия всерьёз льёт это в уши своим рабочим). Потом понял: они сейчас пользуются любыми страшилками, чтобы оправдать свои провалы, невыплаты зарплат и безмозглое планирование.

С одной стороны, просят Мишустина реструктуризировать старые кредиты и дать новые на выгодных условиях, с другой – отбрехиваются от работяг, выдумывая «угольных партизан» (так власти окрестили активистов из посёлка Апанас Новокузнецкого района – прим. ред.), алчного губернатора, коварный зарубеж и коронавирус. С таким же успехом сейчас можно другую конспирологию развернуть – о том, что цены на нефть обрушены специально, чтобы вернуть уголь.

- В чём, на Ваш взгляд, главные причины кризиса в угольной промышленности Кузбасса?

- Те же, что и в других отраслях. В том числе геополитические – страна ведёт глобальные игры, - то там повоюет, то здесь закусится, а внимание к внутренним проблемам традиционно на втором плане. Есть «приближённые» монстры, которые никуда не денутся, и даже в случае большой заварухи будут работать на «военку», а на остальных государству плевать – пускай выживают, как могут.

Уже знаменитое письмо угольных генералов, не отправленное Мишустину, показывает: крупнейшие игроки - ЕВРАЗ, «Кузбассразрезуголь» и СУЭК, промолчали не зря. У них сейчас вообще всё хорошо: есть выбор – поглотить тех, что помельче, или остаться при своих, ничего не боясь и ничего не теряя.

Сейчас вообще всё навалилось: Россия решила вступить в схватку с Саудовской Аравией, получила щелчок по носу, нефть по 33 и доллар по 75. Если нашу «нефтянку» и нашу валюту так легко обрушить – что говорить о каком-то угле.

Даже коронавирус плеснул бензину. Европа закрывается, Китай вообще закрыт, всем не до нас, а мы носимся, как с писаной торбой, со своим чистым углём и зелёным Кузбассом.

-Когда, на Ваш взгляд, начался кризис в угольной промышленности Кузбасса?

- Кризис – это вообще второе имя угольной отрасли. Мы помним, как она росла и воспитывалась в Кузбассе. Был Тулеев, который раздавал шахты и разрезы ручным олигархам, получал с них 20 миллиардов ежегодно «на социальные программы», имел грандиозный пиар, народную любовь и «чеченские» выборы (речь о том, что Тулеев и партия власти получала на этих выборах фантастически высокие результаты, набирали более 90 процентов голосов – прим. ред.)

Несколько лет назад, когда ФСБ обрубило Аману Гумировичу корни, ветви, рога и копыта, местные «аналитики» всё равно твердили: пока уголь дорогой, дедушку не тронут. Чем это кончилось, мы знаем. Уголь действительно был дорогой, и на дедушкины закрома нашлись другие желающие. Рулить они решили по той же схеме недоразвитого социализма, но оказались, несмотря на отраслевой бэкграунд, управленцами никудышными, и не заметили, как рухнули цены и слились европейские рынки.

- Кризис угольной промышленности наблюдается только в Кузбассе?

- Мир, конечно, не может взять и отказаться от угледобычи, и долго ещё не откажется, но бизнес этот стал, как говорят в молодёжной среде, «зашкваром». Ну вот не круто быть лидером по производству каменных топоров, обвалке шкур мамонта и добыче угля.

Ждать от Европы неожиданного разворота обратно к углю безнадёжно, азиатско-тихоокеанский регион ещё долго будет нашим деловым партнёром в этом смысле, но сможет ставить всё более жёсткие условия. Надо понимать, что угольная промышленность одного Китая – это примерно 15 кузбассов. Мы не можем шантажировать Восток энергетической блокадой, скорее нам будут указывать количество и цены, а мы покорно выполнять любые прихоти заказчика.

Близкие к системе принятия решений люди в приватных беседах предрекают Кузбассу крах и социальный взрыв. Для предотвращения этого всего сюда закачиваются федеральные деньги, которые опять же осваивают друзья Путина и Цивилёва; создаётся образ современной открытой власти, торчащей в соцсетях и катающейся на лыжах по зачищенной горе.

Никого даже не удивило, что приходит в Кузбасс младший партнёр Тимченко (речь о Цивилёве – прим. ред.), сразу с прицелом на губернаторство, становится во главе региона, и тут же Тимченко получает госзаказы на кластеры, а супруга младшего партнёра мимоходом берёт под узды так называемую «благотворительность», где тоже торчат уши Тимченко.

Цивилёв между тем ни разу не заявил, что промышленность региона будет как-то структурно меняться. Для него вообще, судя по риторике, «промышленность» и «уголь» - синонимы, а уголь, как мы помним, синоним кризиса.

Готовы «переформатироваться» (собственники) Федяев и Кочеринский? Конечно, почему бы и нет. Только не в Кемеровской области. Все социальные программы угольщиков – вынужденная мера, узаконенный «откат» за право практически безнаказанно рыть всё, что угодит под ковш экскаватора. Развивать другой бизнес в крайне неблагоприятной для этого среде они не будут. Инвестировать сюда тоже нет дураков. Одно дело съезды проводить, другое – завлечь реальные деньги. Не съезды же для этого нужны, а здоровая атмосфера. Не та, в которой можно уводить миллиарды в офшоры, откупаясь благотворительными взносами на «социалку» - это для временщиков, для быстрых денег, для пиара губернатора опять же – показать, как он ленточку в очередной раз перерезал.

- В Кузбассе поднялось довольно серьёзное экологическое движение. Связан ли кризис с ним? Может, проверяющие организации потребовали от угольщиков соблюдения норм, и им пришлось переформатировать производство, что сказалось на темпах добычи?

- Экологическое движение в Кузбассе - это смелые креативные люди. На фоне тулеевских времён они кажутся таким «Гринписом», шумящим на публичных слушаниях и разоблачающим планы по строительству новых разрезов, но это местечково, даже по-детски. Мы знаем акции того же «Гринписа», он может целые страны и корпорации ставить на уши. А у нас двадцать человек соберутся чаю попить (речь о так называемом «канадском чаепитии» - мирной акции в киселёвском посёлке Позземгаз – прим. ред.) – уже на всю страну событие, при этом большая часть публики ворчит, что бедолагам «больше всех надо», и у тех, конечно, опускаются руки в результате.

Слава богу, у цивилёвских пиарщиков не возникло идеи свалить все неудачи на несколько десятков разрозненных экоактивистов. Можно привлечь на помощь фантазию и вообразить, что помешанная на экологии Европа увидела чёрный снег, услышала «киселёвских канадцев» и решила не связываться больше с чумазым Кузбассом, но в реальности это не так.

Скажу больше: антиугольные активисты в каком-то смысле выгодны и власти, и угольщикам. Они создают витрину: вот, у нас есть одиночные протесты, и власть ведёт с активистами диалог, программы какие-то разрабатывает, решает вопросы с переселением, вместе на слушаниях определяем судьбу новых разрезов и отвалов.

В то же время ничего, разумеется, не решается, и губернатор, так радеющий за угольную промышленность, привёл её к кризису без помощи нашего квазигринписа. И ничто не помешало бы наращивать добычу, если бы уголь продолжал пользоваться спросом, а цены не обвалились.

Кузбасские городские телеканалы, на которых телеведущие за 15 тысяч в месяц рассказывают о геркулесовых подвигах мэров, иногда обвиняют активистов в подрыве национального благосостояния, но с этих псевдожурналистов и взятки гладки.

Большинство СМИ в Кемеровской области кормятся либо от власти, либо от угольщиков. Губернаторские сообщают только хорошие новости, там кисель и патока; независимых, у которых нет угольных спонсоров – крайне мало. В соцсетях – лавина троллей с незатейливыми методичками типа: «закроют разрезы – негде будет работать». Информация перевирается, и в неё не особо верят, но лозунг «Кузбасс – это уголь, ныне, присно и во веки веков, аминь» более или менее успешно внедрён в сознание.

Я немного изучал наших сетевых троллей. Это такая небольшая индустрия, к слову очень недорогая, по крайней мере на низовом уровне один комментарий в поддержку губернатора стоит 20-50 рублей. Какой там счёт выставляют заказчику, можно только догадываться.

- Если в угольной отрасли кризис, зачем ещё один разрез под Кемерово?

- Не особо вникал, но мне эта история показалась совсем локальной. Там действительно земля угольщиков, и ещё несколько лет назад они начали бы добычу, не задумываясь. А тут решили устроить обсуждение, общественность радостно зашумела на фоне всеобщих разговоров об экологии, и на «Черниговский» обрушился весь гнев социальных сетей.

Такой громоотвод может быть тоже удобен властям. Вспомним, как при Тулееве напугали кемеровчан разрезом в районе «Лесной поляны», который и строить никто не собирался, а потом губернатор торжественно «закрыл вопрос». Почему бы и Цивилёву не воспользоваться схемой: вначале устроить проблему, потом «разобраться в ситуации», ударить кулаком по столу и сказать, что не бывать там разрезу. Он так уже делал, кстати, есть опыт.

«Черниговцы» ведут себя настолько вяло, так откровенно подставляются, как будто им это «Глушинское» даром не сдалось. Очень удивлюсь, если там начнут копать.

- Дождутся ли рабочие погашения долгов по зарплате?

- Дождутся обязательно. Иначе большой социальный взрыв, неизбежен, а он в планы Цивилёва и следующих за ним звеньев, вплоть до Путина, не входит.

Фото: ТАСС


- Шахтёры не уходят с остановившихся предприятий, так как иначе им не выплатят «чёрную» зарплату.

- Речь идёт, скорее всего, не о совсем уж «чёрной» зарплате, а о «премиях» и «надбавках». Традиционно рабочий получает минимальный «кузбасский» оклад 12000, а всё остальное – в виде премий. Если шахтёры будут активней доносить свою позицию до работодателя, действовать не разобщённо – они, скорее всего, добьются результата.

Если там были ещё и полностью «чёрные» зарплаты, которые в конвертах вне бухгалтерии, - то не выплатят, и правильно сделают. Хватит уже оставаться «терпилами». Горняки – огромная сила. Если они захотят – в Кузбассе вообще всё изменится: угольные предприятия будут работать цивилизованно, платить зарплату и налоги здесь, в Кузбассе; появятся условия для реальных инвестиций – в Кемеровской области, по сравнению со многими другими регионами, неплохо развита инфраструктура, здесь можно развивать какую угодно промышленность, не обязательно тупо копать уголь.

С инвестициями, с диверсификацией экономики появятся и настоящие рабочие места для бывших угольщиков. Экскаваторщик – это не приговор.

Но гражданская активность должна быть настоящей, а люди у нас этого не понимают. Не помню, чтобы за последние 20 лет на протестный митинг собиралось более двухсот человек (за исключением «Зимней вишни»). И полсотни бастующих шахтёров – тоже так себе высказывание. Ведь их никто не поддержал. Наоборот: нам пока еле-еле платят, лучше промолчим, как будто ничего не происходит.

Мне откровенно нравятся наши кузбасские активисты, но у них не получается донести до тысяч людей простую мысль: мирный протест – это не революция, не Майдан, а нормальный способ диалога с представителями власти. Именно так общество может и должно говорить со своим обслуживающим персоналом, когда он не выполняет прямых обязанностей. Митинги и забастовки – наилучший цивилизованный способ отстаивания своих прав, что бы там ни говорил губернатор и его сетевые тролли.

Оригинал

 ПОМОЧЬ ПРОЕКТУ 


Читайте также:
Комментарии
avatar