Владимир Милов: у Кузбасса с Цивилевым будущего нет
14.01.2020 2426 5.0 0

Владимир Милов сегодня считается одним из самых авторитетных экспертов не только в сфере вывода на чистую воду высокопоставленных чиновников, но и экспертом в сфере экономики. Вернее, в прогнозировании будущего благополучия нашей страны. Мы попросили его поделиться своими соображениями о том, что ждет Кузбасс. 

Согласие Владимира дать интервью такому небольшому изданию, как «Новости Киселевска» было дано им сразу, что весьма приятно. Как не крути, но Милов – это политик федерального масштаба. Разговор у нас был накануне Нового года. Тема – Кузбасс и его будущее с учетом падения цен на уголь.

- Владимир, каким Вы видите будущее Кузбасса, учитывая то, что цены на уголь падают, объемы добычи снижаются, а в структурах власти больше находятся те, кто теснее связан с угольными предприятиями нежели с простым народом?

- Еще два года назад я приезжал в Кемерово с презентацией «Уголь умирает». Но, к сожалению, он еще будет «бороться» за право быть. Но потребление угля прошло свой пик и оно расти больше не будет. Уголь – это товар, который добывают практически все страны. Поэтому мировой рынок угля сейчас – это всего лишь рынок излишков: если своего не хватает, немного докупили. Мировой ниши на уголь нет и не будет, потребление будет только сокращаться. В России потребление угля тоже падает. Основной потребитель - это некоторые регионы Сибири и Дальний Восток, которые тоже неизбежно придут к газификации. Нет никаких сомнений, что так и будет, и газ постепенно вытеснит уголь на этих территориях.

Учитывая все это, в 2019 году мы увидели первые проблески кризисных явлений в угольной промышленности - падал спрос, уголь не продавался, рабочим Кузбасса не платили зарплату.  А сам кризис в будущем только усугубится и будет весьма тяжелым. Поэтому для Кузбасса угольная стратегия – ставка только на добычу угля, приведет к тому, что однажды все проснуться и поймут, что он никому не нужен. Никто не будет знать, что с этим делать, власти будут просить помощи в виде субсидий у государства. Не предвидеть это сейчас могут только откровенно глупые люди. Нельзя делать ставку только не угледобычу, так как очень скоро это приведет к серьезным потрясениям в Кузбассе. Это первый из важных стратегических аспектов.

Второй аспект – это проблемы, связанные с открытой добычей угля. В советское время доминировали шахты. Доля разрезов была небольшой. Сейчас доминирование открытой добычи угля привело к ситуации, близкой к экологической катастрофе. Регуляторный режим не настроен на такое массовое засилье разрезов, а все наши регуляции ведут свой отчет из того самого советского времени, когда основная добыча угля велась в шахтах. Поэтому регуляторы оказались не готовы к открытию разрезов рядом с местом проживания людей. Да, и что скрывать, не для кого не секрет, что сейчас власть больше обслуживает коммерческие интересы угольщиков. Это не только на местном, но и на федеральном уровне. Я думаю, что за то, как сейчас Роснедра раздают лицензии на добычу угля, их, как минимум, нужно привлекать к уголовной ответственности. Потому, что это делается без учета экологических вопросов, не думая о последствиях.

Такой бурный рост открытой добычи угля привел к тяжелейшим социальным и экологическим последствиям, которые, я могу ответственно сказать, никто и никогда не пытался просчитывать. Приходят люди, приносят чемодан денег, просят, чтобы им дали добывать. Дают им лицензию и вперед. Никто и никогда не проводил комплексной оценки к чему это приведет, и это, на мой взгляд, преступление.

Сейчас уголь не приносит никаких доходов в государственный бюджет. Кроме дикого загаживания природы – жители Кузбасса ничего не видят. Судите сами: налог на добычу полезных ископаемых в виде угля – это 17 миллиардов рублей при консолидированном федеральном бюджете – 40 триллионов рублей. Это капля даже не в море, океане, какая-то сотая доля одного процента. За весь экологический кошмар для людей, для природы, которые устраивают угольщики во многих регионах, такое мизерное участие в федеральном бюджете. Поэтому, доходов - ноль, перспектив -  ноль, так как спрос на уголь в будущем будет падать однозначно.

- Как, на Ваш взгляд, нужно сейчас развернуть вектор экономики региона, чтобы минимизировать или исключить развитие экономического кризиса в Кузбассе?

- Я всегда заострял внимание на развитие высокотехнологичных секторов экономики. К примеру, то, что сегодня лежит на поверхности: во всем мире растет спрос на альтернативную энергетику. Сейчас это самый большой по параметрам объект инвестиций, и многие в мире с большим энтузиазмом в это вкладываются. Генерация ветряной энергии, солнечные батареи, электромобили, биомасса – огромная ниша, востребованный продукт. Рост просто космический: в 2000 году альтернативная энергетика в энергобалансе занимала около 0%, сейчас уже более 4%. Это больше, чем вырабатывают АЭС во всем мире. Рост идет, и потребность в оборудовании тоже растет. Его нужно где-то производить. Вот вам и та ниша, которую мог бы занять промышленно развитый Кузбасс. Тем более, что регион богат инженерными кадрами. Просто нужно заводить в область инвесторов, строить заводы и производить для всего мира те же ветряки или батареи, или оборудование для электростанций на биомассе.

Но, есть одно большое «но». Проблема в том, что пока Кузбасс не почистит свою экологию, не решит проблемы с рекультивацией и восстановлением земель, никто инвестировать в Кузбасс не будет. Плохая экологическая обстановка – это всегда риск, что те же инженерные кадры будут просто покидать регион.

Поэтому, лично я бы прежде всего попытался сделать из Кузбасса кузницу альтернативной энергетики. Начал бы с экологии, с устранения последствий многолетнего загаживания природы открытой добычей угля, с рекультивации нарушенных земель. Сегодня Кузбасс печальный лидер по врожденным патологиям, уровень значительно выше, чем в среднем по РФ. Конечно же, такая ситуация не могла сложиться без участия плохой экологии.

Еще нужно понимать, что губернатор Кузбасса напрямую связан бизнес интересами с угольной промышленностью. Он родом из «Колмара», который построил огромный угольный терминал на берегу Тихого океана. Его надо загружать работой, поэтому необходимо наращивать добычу угля, причем любой ценой. Бизнес интересы губернатора довольно очевидны, поэтому возможности смены вектора экономики при губернаторе Цивилеве я не вижу.

Нельзя обойти вниманием и вопрос рабочих мест в Кузбассе в угольной промышленности. Это рабочие места без перспективы. По вполне по объективным причинам грядут сокращения на угольных предприятиях. Цена этих рабочих мест исключительно высокая как для общества, и для самих рабочих, поэтому нужно создавать их на других производствах. Нам В. Путин обещал 25 миллионов высокотехнологичных рабочих мест. Вопрос: где они? Для Кузбасса то же машиностроение в альтернативной энергетике было бы реальным шансом избежать крайне болезненного экономического кризиса.

Сельское хозяйство я бы вообще особо не рассматривал, как перспективный вектор развития экономики Кузбасса, так как оно крайне чувствительно к экологической обстановке в целом.

- То есть, Вы считаете, что у Кузбасса с Цивилевым будущего нет?

- Я считаю, что нет. Понимаете, будущее есть только тогда, когда есть возможность контролировать власть и ее действия. Несмотря на то, что после отставки Тулеева и прошли выборы, выбирать-то людям возможности особо не дали, а дали «дядю» и сказали «есть» его, невзирая на то, что у него есть очевидные бизнес интересы, противоречащие объективным интересам региона. Интересы, скорее нацеленные на дальнейшую эксплуатацию области. Назначенный человек всегда несет ответ перед тем, кто его назначил. В случае Кузбасса – это, на мой взгляд, точно не жители области. Главный начальник в Москве, а здесь – это некая командировка, в которой нужно отстаивать интересы высшего руководства, а после уехать на Лазурный берег. Он же не собирается связывать будущее своих детей с Кузбассом, с тем же Киселевском? Если бы собирался, наверное, многое в области было бы иначе.

- Рано или поздно в Кузбассе будут проходить очередные выборы губернатора. Вы будете баллотироваться?

- Нет, считаю, что избираться нужно там, где ты живешь. Я 40 лет живу в Москве, но, к сожалению, меня пока не допускают до выборов в столице. Но, ничего, рано или поздно допустят. Сейчас у меня немного другая задача. Я являюсь ведущим специалистом в оппозиции по экономическим и политическим вопросам федерального масштаба, занимаюсь важной просветительской деятельностью через свои передачи. Я не могу оставить это направление, так как считаю его очень важным не только для себя, но и для моих соратников.

- Тогда кто мог бы в регионе претендовать на должность губернатора на следующих выборах?

- Этого человека точно нет среди представителей власти Кузбасса. К сожалению, они «испорчены» тем, что не несут никакой ответственности перед народом, а являются банальными исполнителями команд сверху. Вам нужен человек, который заключит «контракт» с жителями области. Скажет им, что он готов делать и жители доверят ему свои голоса. Эти отношения должны строиться на оценке того, как он справляется, как выполняет свои обещания. Тогда на следующих выборах его либо переизберут, либо нет. Такой политик, я думаю, может появиться только «снизу». Я пока его не вижу, но, когда спрос рождает предложения, он обязательно появится. А для этого нужны свободные выборы. Точно могу сказать, что такого человека точно не надо искать среди чиновников, которые сильно испорчены системой, не дающей никакой связи с народом, а сами чиновники находятся в постоянной зависимости от начальников и денег.

Оригинал


Читайте также:

Рядом с Кемерово откроют угольный разрез

В Кузбассе сокращается малый бизнес

Яма

 

 ПОМОЧЬ ПРОЕКТУ 


Читайте также:
Комментарии
avatar