«Шок и трепет»: в новосибирском парке украли 42 ребенка на глазах у родителей
05.09.2019 123 5.0 0

Роман ЯНЧЕНКО


Новосибирские волонтеры поискового отряда «Лиза Алерт» провели в парке «Березовая роща» ежегодный социальный эксперимент: под различными предлогами они «воровали» детей, оставленных без присмотра их родителями. Из 57 детей в возрасте от 6 до 9 лет добровольно ушли с посторонними 42 ребенка. Это худший результат за четырёхлетнюю историю эксперимента.

Автор иллюстрации- Дэ Лёс для Belsat.eu


В шоке были все: и организаторы, и подставные «посторонние», и, конечно, родители. Корреспондент «Белсата» Роман Янченко поговорил с участниками эксперимента и узнал у детского психолога, почему дети легко уходят с незнакомцами, и как это исправить.

Уговорить за 15 секунд

По условиям эксперимента, мама приводила ребенка в парк, оставляла на скамейке, где «под прикрытием» уже сидел волонтер для обеспечения безопасности, и уходила, наблюдая за происходящим со стороны. Через некоторое время к ребенку подходил «похититель» и под разными предлогами уговаривал его уйти с ним.

Видео телеканала «Белсат»


В среднем, от 15 секунд до 1 минуты понадобилось волонтеру, чтобы увести с собой чужого малыша. В 2016 году в эксперименте участвовало 16 детей, из которых только половина ушла, в 2017-м из 22 детей «увели» 16, результаты 2018 года были признаны недостоверными из-за технических проблем. В 2019 году ушли 42 из 57. Волонтеры не скрывают ужаса: это не просто худший результат, это катастрофа!

Ушел с дядей искать котенка

Доброволец новосибирского отряда «Лиза Алерт» Анна Тимонова – одна из тех, кто «воровал» детей. Ей было страшно и удивительно, что за считанные секунды они соглашались идти с совершенно незнакомой девушкой «искать котенка».

«Я думаю, причина в том, что детей с детства учат слушаться взрослых, нас так в детстве воспитывали – всех и всегда. Но бесконечно важно научить ребенка говорить нет, а им это тяжело, потому что для детей взрослый всегда прав. Нужно каждому ребенку хорошо объяснить, что взрослый человек не обратится к ребенку за помощью никогда», – рассказывает Анна.

По ее словам, родители реагировали очень эмоционально, потому что были уверены, что их ребенок никуда не пойдет, что они с ним на эту тему разговаривали, и про котеночка тоже, но именно искать котеночка он и уходил.

«Некоторые даже плакали, причем, от радости. Но чаще, конечно, очень расстраивались, были в панике. После эксперимента мы получили много отзывов, благодарностей и, я надеюсь, родители воспримут это как руководство к действию и продолжат работу со своими ребятишками. А я – я просто в ужасе! Насколько это легко! 15 секунд! Это практически «сразу». Я не знаю, почему это так, почему родители не учат? Почему целое поколение людей этому не придают значения, этому не учат, и от этого становится страшно», – говорит Тимонова.

«Сказать, что я в шоке – это ничего не сказать, – делится впечатлениями доброволец Наталья Пинских, которая тоже »воровала« детей. – Мы как по нотам, с «подсадной уткой» разыгрывали «поиск такого классного котёнка», что дети сами тянули свои мордахи в телефон и вперед меня неслись искать котёнка. За малым исключением, дети уходили практически на счет раз-два. Это очень и очень страшно».

Ольга Букасева была уверена на 60%, что потраченное с прошлого неудачного эксперимента время на разговоры с маленьким сыном дадут свои плоды и он дождётся её на лавке, но мальчик помчался искать котёнка, как только ему показали фото на мобильнике.

«Сделал это абсолютно не раздумывая, ушло секунды 2-3, наверное, – рассказывает Ольга. – В это время я почувствовала страх и обиду от недоработки, потому что всего год назад я уже проверяла таким же образом его и он тоже ушел».

Женщина также отметила равнодушие и невнимательность взрослых, которые находились рядом с детьми и, возможно, видели и слышали, как посторонний человек уводит чужого ребенка, но не предприняли абсолютно ничего.

Неправильное воспитание?

Руководитель поисково-спасательного отряда «Лиза Алерт» в Новосибирске Алеся Яблонских объясняет результаты эксперимента так: «Наши детки не впитали, как правила дорожного движения, правила обращения со взрослыми. А пока они маленькие, мы учим их молчать: не кричи за столом, не кричи на улице, и так далее. На самом деле, когда с ними что-то происходит, они должны кричать, а они уже разучились».

Сын Софьи Комоликовой был одним из тех немногих, кто никуда не пошёл, кто стойко остался на месте и отбивался от заманчивых предложений.

«На видео видно, как он волнуется, потирает ладони, крутит головой в поисках меня, но он не показывает виду, что ему страшно, – делится впечатлениями «Белсату» Софья. — Я спросила его, почему не подал виду, он сказал «ты всегда меня учила, как бы страшно не было, никогда не выдавать свой страх, тем самым не показывая в той или иной ситуации слабость!».

Почему разговоры не помогают?

Детский нейропсихолог Геннадий Дашкевич объяснил корреспонденту «Белсата», почему ни запугивания, ни долгие подробные разговоры не помогают: к детям нужен другой подход!

«Во-первых, меня порадовало, что у нас такие добрые и отзывчивые дети. Это очень радостная ситуация, что ребенок готов идти спасать котенка, – комментирует результаты эксперимента Дашкевич. – Во-вторых, научить ребенка в возрасте 3-5 лет каким-то действиям и надеяться на его не спонтанное поведение, это смешно вообще. Поэтому эту категорию детей, почему они уходят, вообще нельзя рассматривать.

В-третьих, что касается возраста от 5 до 9 лет, то здесь пытаться привить ребенку какие-то навыки, опираясь на будущие действия, на будущий результат – маловероятно. Например, «ты не должен идти с этим дядей, потому что этот дядя тебе в будущем причинит зло».

Как объясняет Дашкевич, дело в том, что развитие структур мозга в таком возрасте не позволяет ребенку регулировать свою произвольную деятельность исходя из предвидения или оценки будущих результатов. Мозговая деятельность ребенка в таком возрасте еще не готова к решению таких задач.

Совет психолога: сидеть и орать!

Чтобы изменить ситуацию, Геннадий Дашкевич рекомендует определить абсолютно простое и конкретное действие, и наработать поведенческий стереотип, или поведенческий паттерн.

Автор иллюстрации- Дэ Лёс для Belsat.eu


«Например, если к тебе обращается кто-то, то ты должен достать телефон и позвонить маме. Всё! Нужно уйти от постановки перед ребенком социального выбора или социальной оценки действий взрослых».

Не стоит нагружать ребенка социальным выбором: хороший это человек или плохой, хорошее дело он затеял или плохое, ребенок должен взять телефон и набрать маму, и мама объяснит, что делать в этой ситуации.

По словам Геннадия Дашкевича, вместо телефонного звонка может быть и любое другое действие, например, «когда к тебе подходят и куда-то зовут, ты должен сидеть», или «закричать», привлечь всеобщее внимание, это, кстати, поможет, если ребенок потерялся в супермаркете – просто сесть и заорать. Другими словами, не сам ребенок должен решать проблему и судорожно соображать, что делать, он должен привлечь к себе внимание взрослых, чтобы они уже решали его проблему, искали его маму и так далее.

«Это может быть любое действие, но конкретное. «Ты делаешь так, и все!» Очень упрощенно – на уровне собаки Павлова. Очень четко сформировать эту поведенческую систему, а ребенок должен ей следовать – жестко и едино», – советует психолог.

Оригинал

 ПОМОЧЬ ПРОЕКТУ 


Теги:дети

Читайте также:
Комментарии
avatar