Контрольное видео-обозрение россиян
28.12.2020 04:56

ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ     ПОМОЧЬ ПРОЕКТУ 5.0 0

 Андрей КАШКАРОВ, магистр педагогики, аспирант


Тема контроля за территорией и людьми неоднозначная. Контролируя территорию, подразумевают фиксацию перемещений людей и их действия - по времени, месту, персоналии. Нет желания контролировать поведение служебной или иной собаки (к примеру, в Финляндии на службе полиции фактически есть собаки, получающие официальный паек-финансирование, пара кошек, и даже олени в регионе Каяани и Лапландии); речь именно о людях, о нас.

В регионах реализованы несколько проектов по видеонаблюдению. К примеру, на действующий с 2010 года на северо-западе программный комплекс видеоконтроля «Безопасный город» вновь может быть выделено 97 млрд. руб. Вдумайтесь в эту «цифирь». Такие сведения приводит газета «Коммерсант», и в статье «Россияне совсем обозрели». Готовится федеральный закон, который обяжет регионы запускать «Безопасный город», а пока субъекты делают это по желанию. Однако в современной России вышестоящие мнения, даже рекомендации, являются импульсом к действию чиновников на местах. Возьмем конкретный пример.

Сегодня в г. Выборге Ленинградской области население чуть более 75 000, площадь примерно 160 кв. км. На этой территории, как это я знаю точно, действуют 137-ю камер видеонаблюдения в режиме постоянной видео фиксации и записи информации, на это и ранее государственными контрактами выделялись огромные средства, и такие, что хватило бы малой части этих расходов на организацию курсов по безопасности жизнедеятельности и доп. обучению подростков. И опять – не буду голословным: мой товарищ работает в этой системе, и хорошо очень получает деньги. Впрочем, теряет и здоровье – по несколько часов, посменно, наблюдает за мониторами. Одна из функций оператора – вызвать оперативные службы в соответствии с ситуацией. Система работает. Но ее «покрытие» хотят расширить. В СМИ Ленинградской области запущена серия статей о пользе системы, якобы с ее помощью удалось раскрыть и предотвратить много правонарушений, обнаружить какие-то забытые пакеты. Приводятся цифры. В обоснование позиций «за всеобщий контроль» ангажированные проектом «специалисты» выцеживают инвективы про коварный «зарубеж», пятую колонну и происки сил реакции. Им мерещатся агенты госдепа, переодевшиеся в цивильное, западные гей-пропагандисты и продажные журналисты. Все отчетливее чувствуется запах серы. Для чего это делается? Чтобы все мы были под «колпаком у Мюллера?». Это и так уже есть. Многие не задумываются над опасностью всеобщего контроля, пока он не затрагивает интересы их самих. Не задумываясь, не вырабатывая собственного мнения, принимая мудрую пассивную позицию «над схваткой», соблюдая прагматичные интересы, потакая внутренним комплексам, люди становятся заложниками положения, и решения принимают за нас. Но давайте разбираться.

Но фактически 137 камер видеонаблюдения в одном только административном формате Выборга не решают все проблемы безопасности. Преступления в общественных местах продолжают совершаться, несмотря на ГИС и армию охранников. На всякое действие находится противодействие. Причинно-следственные связи должны стать другими: предотвращать проблему нравственным воспитанием, качественным, безопасным, добрым примером поведения, созданием – по кирпичику - гражданского общества, в котором справедливость, в том числе наказания, не пустой звук. Справедливость, а не неотвратимость наказания – как важнейший элемент воспитания ответственного, и тем - ценного члена общества, я отметил бы в прерогативе. Но у нас… не так. Чтобы поняли правильно: я не против системы безопасности с камерами и охранниками, и признаю – по опыту службы – ее частичную эффективность. Но только она нас не спасет, если манкировать вопросами подготовки молодых людей, воспитанием примером, и главное все это делать в справедливом социальном формате, которого в полной мере пока нет.

Люди не верят власти. А вопрос доверия социальных страт крайне важен. Вот над чем надо работать, но это чиновнику трудно там, где главное умение - «преданность», «написание отчета» и «составление отписки»; проще управлять «запретами» и страхом, «неотвратимостью» наказания. Как в детском саду. И очень плохо, когда идет в той или иной форме давление на СМИ, что, как я вижу, стало нормой: указывают что и как публиковать. Давайте еще спросим чиновников – они в один голос будут вещать о своей «великоважной» работе, как представители ГИС, ЕДДС и др., и намекать на расширение финансирование своих ведомств, и полномочий. Дай им волю, они запросят и 1000 камер. Оплачивают же их налогоплательщики – мы с вами, не забудем об этом. Чиновники работают для граждан, а не наоборот. И если управленцы немного заблуждаются, то в формате общественной дискуссии можно их поправить, найти компромисс, добиться нужных гражданам, а не чиновникам, которые прикрываются заботой о гражданах, решений. Решение проблемы не в запретах и контроле, а в комплексе, в том числе педагогических мер. Не угодно ли примеров? Памятно еще «дурацкое» дело Голунова, когда по «государственным» каналам показывали записи с камер видеонаблюдения «домофона» в эпизоде, когда Иван Голунов возвратился домой из поездки с рюкзаком за плечом. Никто не спросил людей - можно ли показывать запись с домофона. Ее просто тиражировали с санкции правоохранительных органов для создания общественного резонанса с обвинительным уклоном, вроде того, смотрите – он что-то привез… А что именно? Однако, ничего криминального не было: человек с рюкзаком. В режиме фальсификаций важен не видео факт, а комментарий к нему. И так управляют людьми. А если ошиблись, ну и ничего, ну что ж, бывает. А человеку поломали жизнь или сделали попытку к этому. Следовательно, дело успеха соблюдения «правил» не в количестве видеокамер, которые стали уже избыточным сопровождением любого из нас, а в том, у кого в руках этот «инструмент». А управляемый инструмент, как обычно в России, в руках не у гражданского общества, а у власти. Гражданам почти недоступный – что сверху захотят, то и покажут, «кому надо» запись выдадут. Поэтому я против всеобщего контроля, опасности которого, в том числе, описаны век назад в романе-антиутопии Е. Замятина «Мы», не потому, что есть чего бояться, да и страх человеческий – не порок, а потому, что мне, как гражданину, неподконтролен этот инструмент, значит его используют не боги – люди, которые в угоду корпоративных или личных интересов вполне могут ошибаться. И самое дурное то, что нам сверху говорят об инструменте контроля, как о важном аспекте заботы о нас же. Хоть бы что-то новое сказали. Ну сколько можно уже быть дураками в России?

Пока есть финансирование, технологии улучшаются. Вводятся «умные устройства», которые не только снимают картинку, но делают часть аналитики мгновенно, не отправляя, как относительно старые модели видеофиксации, сырые данные в «облако». Такие устройства позволяют автоматизировать систему даже без участия оператора. Тот же источник «Коммерсант» сообщает, что «рынок облачной видеоаналитики (ОВА) по итогам года достигнет 1,98 млрд руб». Причем доля государственных учреждение в нем неуклонно растет.

Поскольку тема и факты важны, имеют общественный резонанс, и в целом способствуют усилению бдительности людей по сохранению жизни и здоровья граждан молодых и не очень, пожалуй, нет ничего дурного в том, чтобы снова поднять жупел проблемы, и поговорить о ней, ибо много внимания в таком деле не бывает, а уберечь кого-нибудь все вместе мы, возможно, действительно сможем. В результате общественной дискуссии мы могли бы найти наилучшее решение, кроме одиозных «запрещать», «не пускать» и «следить». Не надо забывать человека, особенно молодого и амбициозного, еще не испорченного, не потерянного для общества, его особенности, желания развития, ориентацию и запрос на справедливость, надо его научить не запретом, не страхом наказания. А примером. Чтобы не получилось «спасение утопающих – дело рук самих утопающих». Иначе потеряем поколение; в ответ на запреты кто-то станет хитрить и обхитрит систему, а кто-то получит ненужный опыт в исправительных учреждениях. В обеих случаях проиграем все мы и наши дети.

А пока, по состоянию на 2020 год, в стране 13,5 млн видеокамер, или 93,2 шт. на каждую тысячу человек. Чуть больше трети из этого количества установлено гос. федеральными службами и за государственный счет. Но важно не столько «цифири», сколько, повторюсь, доля государственных учреждений, установивших на улицах и в помещения камеры видеонаблюдения – она быстро растет, а отсюда – крайне важен регламент фиксации, использования, накопления и аналитики полученной информации. Доступ к такой информации в России у гражданина – главной ценности государства, для которой существуют и должны работать все гос. структуры, но в 2020 году это только декларация – отсутствует: попробуйте получить запись с гос. камеры – сотрете подошвы. Интересно посмотреть и мировые тенденции. По числу камер на «душу населения» лидирует КНР, где примерно 200 млн камер, затем США с 50 млн. Россия вышла на третье место в мире. За нами с существенным отрывом отстают Германия, Япония, Великобритания, Франция, Южная Корея. То ли еще будет… ой-ой-ой.

#1 за Уралом - первое независимое ТВ в Кузбассе. Подписаться



Материалы раздела "Сетевые авторы" не являются документальными - это художественные произведения


Лучшие авторы:

Комментарии
avatar