Не только Германия. О событиях 22-26 июня 1941 года
20.06.2021 06:25

ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ     ПОМОЧЬ ПРОЕКТУ 0.0 0

Андрей КАШКАРОВ, магистр педагогики, аспирант


В этом году на июнь пришлось не одна, а две траурные даты. Отмечается 80 лет с начала ВОВ. В Отечественной войне не эпизодом, но сотнями тысяч жизней памятна война с Финляндией, на тот момент союзником фашистской Германии. С Финляндией СССР был в состоянии войны до перемирия, подписанного СССР и Великобританией – от стран коалиции, и вступившего в силу 19 сентября 1944 года. «Урожай» событий таков, что до сих пор тысячи советских людей в братских могилах на территории Финляндии не опознаны, а родственники имеют извещения о «погибшем без вести». Проблемное поле ситуации в двух взаимосвязанных аспектах: избыточной засекреченности определенной категории дел в российских архивах, в то время, как в Европе и Финляндии эту информацию легко получить в оцифрованном виде и свободно, что важно и удобно – легко верифицировать и минимизировать исторические домыслы, и второе – в России всё привыкли контролировать, даже факты. А вдруг чего из свободы информации выйдет?.. Недоверие к гражданам можно наблюдать и теперь, в мирное время.

Планы, уточнения, подготовка

По информации финского профессора Мауно Йокипии (1924-2007), кстати, симпатизировавшего СССР, высшее военное руководство Финляндии посетило штаб-квартиру Германии в Зальцбурге 25 мая 1941 года, где немецкая военная делегация во главе с генералом Альфредом Йодлем объяснила планируемое нападение на Советский Союз. Немцы представили план сотрудничества между немецкими и финскими боевыми силами. Финляндии было предложено связать советские войска и принять участие в наступлении на Ленинград. Берлин, 26-28 мая состоялся обмен технической и тактической информацией в ходе последующих переговоров между различными видами вооружений. Во время переговоров дипломатов с участием военных атташе в Хельсинки 3 июня 1941 года было решено, что, когда Финляндия вступит в войну с Советским Союзом, Германия придет ей на помощь. Дополнительно на переговорах в Киле достигнута договоренность о совместных военных действиях, в частности о минировании южного побережья Финского залива в случае войны. Аэропорты Мальми и Утти были предоставлены немецким ВВС с конца мая 1941 года. Немецкие войска, предназначенные для нападения на СССР, начали прибывать в финские порты 7 июня. А с 15.6.1941 главнокомандующий финскими силами обороны К.Г. Маннергейм выделил «с особыми полномочиями» для координации действий с германской армией генерала Ялмара Сииласвуо (1892-1947), до того служившего в северной Финляндии, и успешно проявившего себя в «зимней войне» (1939-1940) с СССР; трагедия 44-й, 163-й дивизий Красной армии в районе Суомуссалми и др. боевых частей связана с его деятельностью по обороне финской территории. 18 июня на истребителях финских ВВС были нарисованы символы германского «восточного фронта» - дополнительно к «свастике». Генерал Пааво Талвела (1897-1973) вспоминает, что 12 июня 1941 года он отправился в Савонлинну, где находился штаб финской армии. Решено, что основное развертывание финских сил в приграничных с СССР районах начнется 17 июня. Также в штабе у полковника Кустаа Таполы (1895-1971) 18 июня Талвела узнал, что Ленинград не будет атакован напрямую, но что целью первых наступательных операций финской армии будет либо Хийтола, либо Сортавала. В последующие дни было решено также сосредоточить войска по направлению на Петрозаводск и север Ладожского озера. Таким образом, консультации и уточнение планирования шли в Финляндии в штабе армии с 12 июня вплоть до начала наступления. И лишь 20 июня 1941 года было точно известно: получена информация о том, что Германия начнет нападение на Советский Союз 22.6.1941 года в 4 утра.

22 июня ровно в 4 часа…

По хронологии и московскому времени 80 лет назад события развивались так. 22 июня с 4-х часов утра считается временем начала военной агрессии Германии против СССР; в это время и позднее фиксировались бомбежки и артиллерийские налеты. Уже в 5 часов в Берлине министр иностранных дел Ульрих Фридрих Вильгельм Иоахим фон Риббентроп принимает посла в Германии и замминистра иностранных дел СССР Деканозова Владимира Георгиевича, впоследствии интернированного, обменянного на германского посла в СССР Вернера фон дер Шуленбурга, и вручает Деканозову дипломатическую ноту. В 5.30 посол Германии в СССР Шуленбург в Кремле зачитывает В.Молотову устное заявление о переходе Вермахта границы СССР. В 7 утра Риббентроп зачитывает ноту перед немецкими и иностранными журналистами, в 12.15 в Москве по радио выступает министр иностранных дел Вячеслав Молотов с обращением об агрессии Германии и начале войны. Сталин, как известно, выступил значительно позже. В полшестого того же дня по германскому радио выступил рейхсминистр доктор Геббельс, зачитав обращение А.Гитлера. Речь Гитлера в исполнении Геббельса от 22 июня была засекречена в СССР до 2006 года. Почему? Cегодня с оригиналом можно свериться даже в интернете. Вот выдержка, касающаяся отношений Германий и… Финляндии.

«Немецкий народ! В данный момент осуществляется величайшее по своей протяженности и объему выступление войск, какое только видел мир. В союзе с финскими товарищами стоят бойцы победителя при Нарвике у Северного Ледовитого океана. Немецкие дивизии под командой завоевателя Норвегии защищают вместе с финскими героями борьбы за свободу под командованием их маршала финскую землю… Поэтому я сегодня решил снова вложить судьбу и будущее Германского рейха и нашего народа в руки наших солдат. Да поможет нам Господь в этой борьбе!»


Интерес к данному документу не означает, что автор разделяет идеи Гитлера, национал-социализма, а также не значит, что автор защищает актуальные в то время политические позиции Германии или Финляндии. Но автор однозначно против продолжающегося засекречивания документов в российских архивах. Ибо общая культура получения и использования информации, полярные мнения в интернете, «легковерие» в исторических вопросах, не говоря уже об анализе информации, заводят многих сограждан в смысловые ловушки. Бытуют разные мифы, и хотелось бы, чтобы люди использовали безупречные источники информации об исторических явлениях, даже постфактум. Не нужно избыточно ограничивать права пользования информацией, засекречивая ее по условному сроку жизни одного поколения. Административные барьеры и неоправданное засекречивание информации - большая проблема, чем риски неверной трактовки источников информации, ведь ангажированное использование опубликованных материалов связано именно с недоступностью для свободной верификации исторических фактов. Такова авторская позиция, и будет с него; далее посмотрим на аргументы.


В те трагические дни события с нашими соседями финнами развивались неоднозначно. Не стану повторять мифы, доступные в интернете о том, что Гитлер в своей речи, озвученной 22 июня (цитата выше) признал финнов союзниками, о нарушении финской армии демилитаризации Аландских островов, статусу которых 9 июня 2021 года исполнилось 100 лет, о постановке минных заграждений в эстонских (условная юрисдикция СССР) бухтах вплоть до финских берегов, а также - с воздуха немецкими бомбардировщиками в Финском заливе вблизи Кронштадтского рейда и др. местах, и дозаправке этих самолетов на обратном пути в Германию на финском аэродроме в Утти. Вот, что буквально сообщает об этом финская Википедия, и сведения не расходится с фактами.

Кто на кого первый напал?

По приказу штаба ВВС Финляндии 21 июня 1941 года на радиостанции Yleisradio в Лахти, и на радиомачтах Турку и Оулу установлены автоматические устройства морзянки радионавигации для немецких бомбардировщиков. В течение следующей ночи 21-22 июня органы государственной полиции Финляндии в сопровождении немецких представителей захватили советское консульство в Петсамо. Утра не ждали. Финны арестовали весь персонал консульства и их семьи. Финские подводные лодки и финские и немецкие корабли с 7 часов утра 22 июня провели минирование части Финского залива в территориальных водах СССР, участками от Кронштадта до Таллина. Так 22 июня, еще до объявления войны Финляндии к СССР финский флот начал операцию «Килпапурьехдус» («Соревнования по парусному спорту»), в том числе высадив десант в Ахвенанмаа, в демилитаризованной зоне Аландских островов. Советская авиация нанесла первый воздушный удар в войне против финнов после нападения на военные корабли и прибрежные форты, в тот же день в 6.05. Кроме того, артиллерийский огонь в сторону Финляндии начался с полуострова Ханко в Порсе, Сторхольме в 6:50 утра. Как известно, чуть раньше, с 4-х часов утра в ту же ночь немцы осуществили бомбардировку территории и пересекли наземную границу Советского Союза. Немецкие самолеты, вернувшиеся из бомбардировочного полета, были заправлены в Финляндии на аэродроме финских сил обороны в Утти. Советский Союз ответил бомбардировками и обстрелами финских военных объектов. 22 июня Финляндия воздержалась от ответа на огонь, и значительных боевых действий страны-соседи избегали в течение нескольких дней.

Советский Союз эвакуировал свое посольство в Хельсинки 24 июня. 25 июня и в течение еще шести дней советские ВВС бомбили не только аэродромы Финляндии, но и города Хельсинки, Турку и Порвоо и др., осуществив не менее 500 самолето-вылетов в первые дни военной кампании. При этом 27 советских самолетов были сбиты. Карл Густав Маннергейм 25 июня завтракал в Миккели форшмаком из селедки в любимом ресторане, где узнал о потрясающих узнал о новостях, затем Правительство Финляндии устами премьер-министра Юкки Рагнелла официально заявило по радио, что страна вступила в войну с СССР. Парламент одобрил это заявление. Официально война с СССР была объявлена 26 июня 1941 года.

Все было так с большей или меньшей ясностью. Хотя на флоте и говорят, что «ясность – это лишь форма тумана». Да, рано утром 22 июня 1941 года финский десант высадился на Аландских островах, на тот момент в демилитаризованной зоне. Но это не территория СССР. Аландские острова – архипелаг, расположившийся в Балтийском море между Финляндией и Швецией – уникальное явление как в географическом, политическом и даже социальном аспекте. Автономный в составе Финляндии архипелаг, признанный Лигой Наций – предшественником ООН, имеет собственное законодательное собрание – автономную ассамблею. Столетие в постоянно меняющимся, раздираемом противоречиями мире Аландские острова с населением примерно в 30 тыс. человек являются «особой моделью» политического устройства, признанной и сегодня, как эталон предотвращения территориальных конфликтов и споров между меньшинствами и анклавами.

Официально советско-финская война или советско-финский фронт Великой Отечественной войны, велась между Финляндией и СССР с 26 июня 1941 по 19 сентября 1944 года. Это часть Великой Отечественной войны; в финской историографии позиционируется как «война-продолжение» (фин. Jatkosota). Фактически боевые действия прекратились 5 сентября 1944 года, соглашение о прекращении огня подписали в Москве 19 сентября 1944 года, а мирный договор между Финляндией и СССР – закрепили только 10 февраля 1947 года в Париже. Но говорить о событиях 21 июня 1941 года, когда «финские войска заняли Аландские острова, еще раньше начались минирование вод Финского залива и эвакуация финских «гражданских» из приграничной полосы», и «Гитлер признал финнов союзниками», как о безусловном и логичном праве советской авиации применить превентивное бомбометание по финским аэродромам и городам 25 июня 1941 – это ж как надо постараться в подмене понятий и манипулировании фактами… Итак, 22 июня 1941 года в обращении к народам Германии по радио выступил А.Гитлер. А 29 июня широким фронтом началось вторжение финских войск на территорию СССР.

Пожалуйста, откройте архивы

Великая отечественная война принесла много горя людям во многих странах. Нюрнбергский трибунал осудил агрессивные действия фашистской Германии и ее союзников, включая финское правительство того времени. Забыть трагедию войны невозможно. Нужно помнить – чтобы не повторять. Но нужно и знать события на основе верифицируемых фактов. Почему я против засекречивания фактов? Давайте посмотрим на этот вопрос с точки зрения поисковой работы. Воинское захоронение в Пихлаякорпи (Суомуссалми) в 1952 году перенесено в «новое» советское братское кладбище в районе казарм финской пограничной охраны Куусамо, в Нилонкангас. В братской могиле 791 тело советских военнослужащих, а идентифицировано только 135. И так во многих других случаях. Возьмем случаи с военнопленными. В российских архивах протоколы допросов военнопленных до сих пор держатся в секрете, и недоступны исследователям, в Финляндии они открыты. Ситуация небезнадежна: сначала мы выясняем, где находятся искомые документы, а затем обращаемся в архив ФСБ. На практике это долгий и трудный процесс. В 1999 году Финляндия потребовала от прокуратуры Республики Карелия выдать финской стороне «по списку» ветеранов-партизан, которых в Финляндии «будут судить компетентным судом». Для нас советские партизаны — герои, для них, возможно, палачи. Создана специальная общественная организация под председательством финской писательницы Тююне Мартикайнен «Гражданское население — ветераны войны-продолжения». В 1999 году в Хельсинки вышла книга Вейкко Эрккиля «Замалчиваемая война. Нападения советских партизан на финские деревни» о 147 мирных финских жителях, убитых карельскими партизанами. Автор этих строк убежден: чтобы не было односторонних суждений, нужно открыть источники информации для доступа к архивам исследователям, чтобы помочь открытой дискуссии. Если мы победители – зачем нам, в России это скрывать? То же относится к материалам, связанным с военнопленными и гражданским населением. Изучением документов должны заниматься историки, а администрации обеспечить гарантии обсуждения в правовом поле - в открытой и свободной среде.

В России бытует мнение, что «широкое сотрудничество и обмен архивными материалами между финскими и российскими исследователями» существует, «это хороший канал для продолжения обсуждения». Однако, на практике сие всего лишь фигура речи. До сих пор надо очень постараться, чтобы получить не просто мнения «специалистов», а доступ к конкретным засекреченным документам архива, касающемся ВОВ. Это проблема общества, называемого «открытым». Финны в том же вопросе действительно открыты, и результаты идут всем на пользу, в том числе в России. Вот некоторые факты из новой поисковой работы рядом с действующим и сегодня военным аэродромом финских сил обороны был лагерь советских военнопленных. Всего в Финляндии таких лагерей был 51…

Лагерь военнопленных в Куйвале, Хауккаярви

Привожу рассказ от первого лица очевидца событий Сирпы Хонканен, в то время шестилетней девочки. Сведения оцифрованы в Финляндии.

Однажды в большой «сарай Пуусы» привезли русских военнопленных. Это был самый крупный лагерь рядом с аэродромом в Утти. Мне тогда было шесть лет, и мы жили на Вилле Эрякаллио, что в двухстах метрах от забора и этого лагеря. За лагерем был пляж Суурсаари.  Эти русские пленные не могли подготовиться к размещению. Сарай нашего соседа вскоре обнесли колючей проволокой и выставили вышки с охраной, это место, по-видимому, было лишь временным пунктом размещения русских. Оттуда заключенных потом перевели в бараки Лейринсуора, о которых уже можно было говорить, как о подготовленном для размещения военнопленных лагере. Но и там солдатам не было постоянного места, так как через пару лет все большее их число было перевезено поездом в Хеннала, Риихимяки и другие места, которые уже функционировали как лагеря для военнопленных. В «нашем» лагере в Утти жизнь русских заключенных была тяжелой. Для многих мрачные больные бараки у каменных валов были последним этапом жизни. Менее чем за два года нашего с ними соседства сотни погибших были перенесены оттуда на кладбище Лепола. Их зарывали неглубоко прямо в песок – всех вместе. Теперь на этом месте воздвигнут каменный пьедестал в память о судьбах людей из чужой страны. Думаю, в лагере не было никакой другой жестокости, кроме обычной истории: озноб, голод и болезнь. Никто их не лечил. Известно, что только один военнопленный сбежал из лагеря Утти. Его поймали без сил в сарае в селе Кепсу и вернули обратно в лагерь. Лучшая роль досталась здоровым и трудоспособным заключенным. В Утти у них был заказ на строительство дороги: при планировке аэродрома в насыпи скапливались рыхлые камни и валуны, которые гусеничный трактор толкал и загонял в северный угол поля. Сотни метров трудной работы, прямо под развилкой Аувонена, были там. Новая дорога Коувола - Лаппеенранта огибала к югу от этого каменного места, и продолжалась по прямой к холму Хаммассирия. Хорошо помню военнопленных в длинных шинелях (в источнике - «цинелли») и пилотках, пинетках на ногах, а некоторых в войлочных тапочках. Так наступила зима 1941 года. Мужчин было несколько десятков. Некоторые несли камни, другие насыпали гравий и плавно гравили дорогу. Работали медленно, покорно. Двое наших охранников охраняли большую группу. Никто бы не попытался сбежать. Летом заключенным было бы легче, по крайней мере, они не могли умереть от обморожений. Некоторым посчастливилось работать на фермах. Этим очень повезло. И у соседа Рантохи был такой «доморощенный русский».

Впервые я увидела вражеских военнопленных за забором на своем заднем дворе. Они все время что-то ворчали, десятки худых, как огурец, парней говорили на иностранном языке. «Россия», - сказал мой старший брат. Мы действительно не могли считать их врагами. Писклявый плач и голодный вид. Несмотря на окрики охранников, заключенные протянули руки между проволокой забора и просили одним словом: «лжеб». Мы думали, что хлеб. А по-нашему хлеб – леппя. «Им нужно дать хлеб», - пояснил брат. Мы вошли в дом, и попросили у мамы бутерброды. А потом бежали обратно к забору. Не пришлось ничего сказать: бутерброды моментально исчезли в жадно хватающих руках. Пара блаженных улыбок вознаградила наши действия, но оставалось еще примерно двадцать открытых ртов, чтобы произнести то же слово «хлеб, хлеб». Я пошла за дополнительным бутербродом. Мама недоумевала, почему мы с братом не хотим съесть хлеб дома, почему его нужно вынести. «Ну, мы передадим его и Нассу», - попросил брат Раймо. Нассе была нашей домашней свининой, откармливаемой для ветчины на ближайшее Рождество. Мы так думали тогда, но потом никакой ветчины от этой свиньи не получили, так как она была взята народным приходом. Однако мама осталась настроена скептически и увидела с крыльца, куда пропала «закуска Насса». От входной двери раздался ее крик. А потом проповедь: «мы не можем прокормить русскую армию! Достаточно этого. Я больше не буду выносить вам хлеб!». Этот короткий эпизод из нашей жизни в 1941 году. В 1943 году приемник для военнопленных снова превратился в тихий двор. Заключенные уныло маршировали по деревенской дороге к холму Суденхауда. Мы больше о них не слышали. За исключением того, что сказал мой брат, покатавшись на лыжах той же зимой на окраине Койвутие; он заметил, что за задней стеной барака собрана стопка голых тел, босиком и покрыты снежной пеленой. Таких рассказов старожилов в Финляндии много. С одной стороны, люди – всегда люди: сострадание, человеческие качества не отнять. Больше всего они любят, когда их… любят. Но эти же люди могут воевать на самоистребление. Поэтому ответственность политиков и пропаганды, организованной исполнительной властью, велика. Мы это пониманием только после трагедии.

Вместо эпилога

Ужасы войны не забыты до сих пор. Но если кому-то отказывает память, вспомните фильм «Иди и смотри» режиссера Элема Климова в жанре военной драмы по сценарию, написанному им совместно с Алесем Адамовичем. Вышедший в прокат в 1985 году к сорокалетию Победы в Великой Отечественной войне фильм отмечен наградами в кинофестивалях: тогда его просмотрели 29,8 млн зрителей. 22 марта 1943 года два взвода 1-й роты 118-го полицейского охранного батальона попали в засаду, организованную партизанским отрядом «Мститель». Для преследования партизан была вызвана помощь. Каратели расстреляли 26 жителей деревни Козыри, заподозренных в содействии партизанам, и в тот же день ворвались в деревню Хатынь. После кратковременного боя партизаны отступили под давлением превосходящих сил противника. Каратели не стали их преследовать, а учинили расправу над жителями Хатыни. В огне погибло 149 человек, среди них 75 детей. Название деревни стало символом нацистских преступлений. Кому угодно – можно удостовериться и другими известными свидетельствами. Но… что касается этого фильма, общего или избирательного подхода к памяти и цензуры. Талантливый белорусский режиссер Элем Климов сожалел о том, что ему не удалось снять кульминационную сцену - она вызвала возражения цензора в лице бывшего заместителя председателя Госкино СССР Бориса Павленка, вот его слова в оправдании цензуры: «в центре картины стояла принципиально неприемлемая сцена «круговой бой», где и немцы, и партизаны, очумев от крови и ярости, уже потеряли человеческий облик, оказались равно жестокими и бессильными. Вольно или невольно, они уравнивались в ответственности за кровавое действо». Ну, в этом, он, пожалуй, прав. Апокалипсическая сцена на гигантском торфяном болоте с лесом, вокруг которого идет бой примерно равных сил: немцев и партизан, — никуда в сторону нельзя шагнуть, уйти потому, что провалишься в горящий торф, как в ад, и нет бою конца, бой идет до уничтожения. Солнце как бы остановилось над лесом и ждет, когда люди добьют друг друга. А тут же мирные жители, их коровы, и дети, и раненые — одним словом, конец света. Война – для многих конец света. Ее не должно быть.

#1 за Уралом - первое независимое ТВ в Кузбассе. Подписаться



Материалы раздела "Сетевые авторы" не являются документальными - это художественные произведения


Лучшие авторы:

Комментарии
avatar