Непрямой массаж сердца
15.06.2021 04:22

ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ     ПОМОЧЬ ПРОЕКТУ 5.0 0

Евгений ПИНЕЛИС, врач-реаниматолог


Вызов в десять вечера в приемное на остановку сердца не предвещает ничего хорошего. «Опять, наверное, передозировка», - подумал я, услышав, что пациент очень молодой мужчина, и поплелся в приемное отделение. Передозировки стали постоянным проклятием последнего десятилетия. Сколько раз это было. Потерявшие сознание на каком-нибудь сборище, не замеченные или проигнорированные находящимися вокруг, медленно прекращающие дышать. Укол Налоксона решает проблему, но крайне редко этот укол доступен там, где он жизненно необходим. После этого все почти всегда предсказуемо. Молодое сердце зачастую удается завести, но мозг провел слишком много времени без кислорода, на КТ не видно различий между серым и белым веществом. Все, что делает человека человеком, сознание, мысли, воспоминания, уходит. В какой-то момент постаревшие сразу на сто лет родные решают отключать ли аппараты ИВЛ или надеяться дальше в заведениях для пациентов с необходимостью длительной вентиляционной поддержки.

Но в этот раз я ошибся. Двадцатипятилетний студент, спортсмен, подрабатывающий на станции скорой помощи. Остановка произошла в спортзале, где он тренировался с другом. Друг начал сердечно-легочную реанимацию, скорая подъехала через восемь минут, на подключенном мониторе была фибрилляция желудочков, после нескольких разрядов и в общей сложности получасовом закрытом массаже сердца вернулся ритм и пульс. Он задыхался, начался отек легких и его интубировали. В приемное отделения приехала вся подстанция скорой и огромная семья парня. Как всегда тяжелее всего было смотреть и разговаривать с родителями. Думать о том, что происходит с ними было страшно. Эти кажущиеся спокойными отцы с паникой в глазах, мамы с впившимися в ладони ногтями... Стало проще, когда на меня начал кричать невысокий полный парамедик в ермолке, он требовал немедленной койки в реанимации, грозился прекратить возить к нам в больницу пациентов, обещал и другие кары. На него можно было прикрикнуть в ответ и без угрызений совести попросить не мешать работе. Парень был в тяжелом состоянии, острая стрессовая сердечная недостаточность, названная красивым японским словом «токацубо», миоклонические судороги, отек легких. Но зрачки реагировали на свет, роговица дергалась, вентилятор отвечал на усилия диафрагмы, а значит были шансы. После установки необходимых катетеров пациент в искусственной коме отправляется в реанимацию, судороги купируются высокими дозами бензодиазепинов, вазопрессоры и инотропы поддерживают сердечную деятельность. Температуру тела пациента понижают до 33 градусов и начинается тревожное ожидание. ЭЭГ на следующий день обнадеживает отсутствием судорог и наличием хоть и замедленной, но явной активности мозга. Еще бы ей быть не замедленной на таких дозах бензодиазепинов. Через шесть дней он просыпается. Через месяц в отделение привозят коробки с пиццей, сэндвичи, газировку. За тележкой с фуражом, улыбаясь, заходит он с родителями и хвастается новеньким дефибриллятором. Он уже ходит на занятия в университет и планировал вернуться в спортзал в ближайшее время.

Во время матча Дания-Финляндия один из лучших игроков датчан, полузащитник миланского Интера, Кристиан Эриксен свалился на поле без сознания. Перед тем, как его закрыли от камер товарищи по команде, было видно, что медики начали непрямой массаж сердца. Тактичные европейские журналисты убрали камеры и показывали болельщиков с шокированными лицами. Многие плакали, кто-то молился. Очень обрадовало отсутствие снимающих происходящее на видео. Может они и были, но явно немного и в глаза не бросались. На поле прибыла реанимационная бригада, Кристиана увезли на каталке. Было видно, что он в кислородной маске и двигается. Через некоторое время он обратился к команде, сообщив, что в порядке и попросил их доиграть матч. Датчане проиграли 0:1.

После этого матча появилось множество сообщений и комментариев. Информации не было, большая часть происходящего была скрыта от камер, но все равно некоторые покритиковали бригаду медиков стадиона. Мол реанимацию не начали немедленно, а прибывшую реанимационную бригаду пожурили за то, что не въехали на поле на скорой и что пациент не был немедленно интубирован. Я решил подождать. Учитывая благоприятный исход, чувствовалось, что все было сделано правильно. Сегодня о ситуации рассказал один из медиков, принимавших участие в реанимации. Когда Кристиан упал, у него сохранялся пульс и он продолжал самостоятельно дышать. Немедленно вызвали реанимационную бригаду с дефибриллятором. Заметив, что пульс пропал, медики начали непрямой массаж сердца. Подключенный через несколько минут дефибриллятор подтвердил возможность лечения разрядом и после одного электрошока восстановился ритм и пульс. Все было сделано правильно. Уже давно показано, что при внегоспитальной остановке сердца искусственные дыхательные пути не слишком важны и отходят на второе место. Куда важнее приложить все усилия для доставки крови к мозгу. После нескольких минут начинаются необратимые изменения и единственный способ их предотвратить - качественный непрямой массаж сердца. В ситуации внегоспитальной остановки сердца не нужны высокие технологии. Дефибриллятор и несколько базовых препаратов, помещающихся в не слишком большую сумку, хватит для качественной реанимации, а потому тащить пациента в скорую и гнать в госпиталь, продолжая непрямой массаж сердца не имеет смысла. Старый подход с гонкой в больницу парамедики называли красивым словосочетанием “scoop and run” теперь придется заменилось на "Stay and play”.

Когда беда случилась с Кристианом Эриксеном, его окружало множество профессиональных тренированных медиков, которые сделали все идеально, вернув к жизни молодого талантливого человека. Жене, видевшей все это с трибуны, не пришлось думать, что сказать их четырехлетнему сыну. У моего двадцатипятилетнего пациента, сына венесуэльских эмигрантов, не было команды медиков. Но ему повезло, его друг владел навыками сердечно-легочной реанимации. Если бы не эти восемь минут непрямого массажа сердца никакие высокие технологии ему бы не помогли. Все лекарства мира не вернули бы сознания, улыбки, речи, чтобы рассказать потом эту историю.

Курсы базовой сердечно-легочной реанимации доступны почти везде, это недорого, не требует медицинского образования и не занимает много времени. При этом там действительно замечательно показывают, что и как надо делать в большинстве вероятных ситуаций. Для работы в лечебном учреждении все взаимодействующие с пациентами медики проходят процесс сертификации каждые два года. Но в отличие от внегоспитальных остановок сердца, где хотя бы у 15-20 процентов пациентов благоприятный прогноз не только выжить, но и вернуться к норме, при внутрибольничной остановке сердца вероятность такого исхода исчисляется парой процентов и не меняется уже лет тридцать. В общем, если есть время, сходите на курсы базовой реанимации. Родителям также имеет смысл сходить на курсы по оказанию первой помощи детям и младенцам. Эти минуты до приезда скорой невероятно важны.

Оригинал

#1 за Уралом - первое независимое ТВ в Кузбассе. Подписаться



Материалы раздела "Сетевые авторы" не являются документальными - это художественные произведения


Лучшие авторы:

Комментарии
avatar