2021: Журналистика сегодня. Опытный взгляд на вызовы времени в России. Часть 2
17.10.2021 775 0.0 0

Андрей КАШКАРОВ, магистр педагогики, аспирант


8 сентября - Международный день солидарности журналистов

Один из рекомендованных ходов для зависимых от власти СМИ – подмена остросоциальной риторики, объективного отображения фактов – что является основной задачей профессионального журналиста – кастрацией информационного поля информационных поводов, распределения его по кластерам, и затем выбор для публикации «безобидных», нейтральных фактов, событий – при том, что одновременно происходят другие факты и информповоды. Налицо рекомендованная СМИ подмена основной задачи журналиста на мнимую прерогативу одного информповода перед другим, что решает непосредственно администрация и (или) подконтрольный ей главный редактор. Причины рабской подчиненности подробно рассмотрены в первой части статьи. При этом в подконтрольных администрациям СМИ декларируют:

«Мы должны четко, ярко и правдиво подавать информацию. СМИ в Ленобласти должны существовать - и это четкая позиция губернатора Александра Дрозденко. Мы будем поддерживать как бумажные, так и электронные издания, ведь именно журналисты обеспечивают коммуникацию с гражданами, находятся в центре всех главных событий». (Анна Данилюк, вице-губернатор по внутренней политике Ленобласти).

Прочитайте внимательно – кто ж будет спорить, ведь как правильно сказано… Но по сути, речь идет о цензуре и выборе как материалов для публикации, так и авторов, за фасадом из «красивых слов», то, что я называю полуправдой. Этот государственный паллиатив, убивающий веру граждан в справедливость, уже достал. Примерно по таким же принципам, чтобы не афишировать неугодных, ОНИ действуют с наградами. Посмотрите нижеследующую публикацию по региону «47» - Ленинградская область. Вопрос снова в оценочной позиции, в том – кого именно они считают лучшими из лучших. Вспоминается история замечательного режиссера Владимира Яковлевича Мотыля («Белое солнце пустыни» и других х.ф), при жизни не получившего профессиональных наград. Зато получившего опыт запрета на показ фильмов, к примеру, трудная судьба «Женя, Женечка и «Катюша»). Та же чиновничья традиция продолжается теперь – повсеместно.

Вечные ссылки на имена «главных людей» - как они надоели... Не знаком лично с президентом Украины А. Зеленским, однако знаю из публикаций и интервью его подход к подобострастию. В первые дни освоения должности он волевым решением обязал убрать чиновников из кабинетов свои портреты как высшего лица исполнительной власти государства. И… убрали. Поэтому, да, инициатива идет от первого лица, если он мудр и культурен. Но не в случае с российской исполнительной властью. Тут мы видим не только «портреты» в кабинетах, но и традиции комиссий, президиумов, постоянные примеры, ссылки в зависимой прессе на то – кто и что «сказал» по самому незначительному поводу, этот «повод» начальствующего лица (хорошо описан у М.Е. Салтыкова-Щедрина «Помпадуры и помпадурши» и др.) и «что сказал» принято ловить на лету, целовать взасос и «проводить в жизнь» даже если это только намеки или неудачные шутки. Вот эти примеры.

«Лучшие из лучших». Апофеозом мероприятия стала церемония вручения премий правительства Ленинградской области в сфере журналистики 2021 года. Предварительно жюри рассмотрело 83 заявки от представителей региональных СМИ. Было отобрано 19 претендентов на победу, но дипломы и награды забрали только 7 авторов и коллективов. В номинации «Открытие года» победила Дарья Гаркавая из газеты «Приозерские ведомости». Лучшим сюжетом в радиоэфире члены жюри признали материал Натальи Филимоновой из Тосно, а в телеэфире прославился Владимир Кочетков из Выборгской муниципальной телекомпании. Автором лучшей публикации в электронном СМИ стал Иван Смирнов из «Тосненского вестника». Лучшей публикацией в печатном СМИ признали статью журналистки «Гатчинской правды» Ирины Хрусталевой... Поздравляем коллег с заслуженными наградами и желаем новых творческих успехов!» И тому подобные панегирики подписаны Лидией Зайцевой в материале от 25.9.2021 газеты «Выборг». Вопрос: как все эти, надо полагать, достойные и заслуженные люди – аж «83 заявки» при количестве хорошо работающих на результат в регионе журналистов более 500, были выбраны высоким жюри – по какому критерию? Этого вам не скажут прямо. Потому, что известно: каково жури – таковы и победители. Выбор очевиден – кроме стиля и интересной подачи информации главным критерием является безупречность «журналиста» в части его лояльности, условная «беззубость» и отказ от остросоциальных тем. Таким образом, большое количество опубликованных материалов достойных журналистов остается «за ситом» ИХ небезупречной системы. Да, явление не новое; так или иначе проявлялось в ХХ веке при коммунистах у власти; были «телефонные права», «верное понимание политики партии» и «одобрение райкома» - «инструкторы», потом писавшие мемуары. Это не придумал Путин. Но претензии к нему в том, что он поощряет сию политику. А деятельность «первого гражданина отечества» определяется его культурой, характером; к примеру Ельцин был горазд на многие чудачества, но в части свободы слова дал бы фору Путину. Между тем газета существует и ориентируется на широкий круг журналистов, с оговоркой: нам дают темы для них «безобидные». Такие приходят письма. «Андрей, здравствуйте! Возможно, вам будет интересно:

  

По окончании таблицы стояла подпись, и на этом я закрою кавычки. В то же время предлагаю им на рассмотрение тексты об истории и культуре Ингрии (5 октября – исторический праздник); этот народ жил веками на территории Ленинградской области, и… получаю отказ. Вот это я называю кастрированным правом журналиста на выбор сюжета. Совершенно понятно, что после опубликования этого «плана», адресованного мне же, как внештатному корреспонденту газеты «Выборг», в ответ на когда-то давно высказанную мною просьбу – знакомить меня с «понедельным» планом работы редакции – для возможного взаимодействия, меня забудут в газете, отношения будут разорваны. Ведь понятно же – что дело в банальной зависти, хотя никто в том не признается. «Никто никогда не бьет мертвую собаку». Была предложена «свежая кровь» и «не замыленный взгляд», но мне скажут, что сии предложения хороши только в кастрированном виде. Однако, если плюют в спину, значит, вы так или иначе шествуете впереди.

Как рассмотрено в нашей статье выше, ИМ нужна максимальная лояльность к власти, предсказуемость, подчиненность, никто не любит вашего мнения, не совпадающего с мнением администрации – оно не нужно. Тем более, когда мнение или намеки на него заставляют потребителей информации задумываться. Зачем привел этот план? Неужели, чтобы «подразнить гусей», разве замечен я в абсолютной глупости, если не считать глупостью смелость высказывать мнение, чтобы общими усилиями общественности и отдельных неглупых людей изменить «федеральную» ситуацию зависимости СМИ? Не только в этом дело. А в том, что предложенный план настолько «хорош» и безупречен, что именно напоминает времена из романа «Гибель 31-го отдела». В плане нет ни одной остросоциальной темы. Выводы сделайте, пожалуйста, сами. Когда же даешь им действительно остросоциальный репортаж, они не отвечают, что приняли его к рассмотрению, несмотря на дубли, как если бы его не получали. Что это: недомыслие, банальная халатность, технические проблемы? Нет. С учетом систематичности явления вывод такой – это, ребята, целенаправленная политика редакции, сформированная давлением сверху, подбором управляющих (условно преданных) кадров, и ориентации на исключительно положительную новостную риторику, которую ИМ рекомендуют и навязывают администрации. Про «котов к выборам» я также отметил в первой части.

Кто хочет расставаться с высокооплачиваемой работой, с бонусами «под новый год», стать изгоем в профессии? Они не самоубийцы. Есть мечты о материальном, планы на отдых, дети и внуки – есть для кого «терпеть». Они могут проявить псевдосмелость (по согласованию с администрацией, потому - фиктивную), когда пишут в новостях о ДТП, криминальных происшествиях (для них сие безопасно) и, с разрешения администрации – о бывших бонзах той же администрации, которых уже сместили, а некоторых посадили (причины - коррупция и проч.), а иных расстреляли (неофициальный глава г. Выборга депутат Александр Петров – почитайте СМИ, узнаете потрясающие подробности). За реальную смелость таким редакциям, как «Выборг» медали не положено. Скорее можно посочувствовать, как и всем деятелям на службе у власти. Бонусы, разумеется, они имеют. Но и их жизнь – профессиональная и физическая - не бесконечна. Так было есть, и будет. Большинство редакций в России таковы, и сие показательно.

Так и примитивные режимы, замкнутые на вечно правого вождя и лояльную «вертикаль», могут существовать долго, помехой только объективная реальность – заканчивается земная жизнь, и это не отменить. Они построены на отчасти деструктивных, инволюционных началах и варварской тяге оптимизации затрат на граждан. Популистские ходы, к примеру, выдача «под выборы» путевок на санаторно-курортное лечение (а в обычное время - до выборов 1 раз в 3 года на примере Санкт-Петербурга) некоторым льготным категориям, подачки по 10 000 рублей, анонсированные Путиным недавно – в какой стране мира приняты такие, основанные на полуправде, волюнтаризме и популизме, взаимоотношения с гражданами, ради которых должен работать чиновник, в том числе «первый гражданин отечества»? Такие деятели, разумеется, против критики. Продавив с помощью опубликованной, в том числе «карманными журналистами» лжи, и насилия на улицах, якобы обоснованного законами, сопротивление социальной среды, они вступают в сношения со средой исключительно материальной. То есть конфликт вызревает экономический. Не сразу, разумеется; божьи мельницы мелят медленно, но необратимо. Заметна тенденция смещения фокуса масс-медиа с хард-ньюс (англ. hard-news) на софт-ньюс (англ. soft-news), т.е. с серьезной информации на развлекательную и досуговую (Merriman E. Soft News, the Rise of Critical Journalism, and How to Preserve Democracy / EDGE. - Spring Quarter). Процесс глобализации на медийном рынке с неотъемлемой коммерциализацией СМИ, изменил спрос аудитории с проблемных тем журналистских расследований, как деятельности по сбору и интерпретации информации, на «легкую» развлекательную тематику. Но развлекательные, трэвел-статьи и блоги, засоряющие интернет, к примеру: «муж принес с работы сухой паек Армии России. Открываю и показываю, чем кормят наших солдат» из-за специфического формата не аналитичны. Это, конечно, важно, но по сути является низкосортным замещением работы журналиста.

О перспективах и тенденциях

Поле деятельности гражданских активистов в России за последние пять лет значительно сузились. Введено новое законодательство об «иностранных агентах». Сотрудничество на уровне гражданского общества стало более важным в условиях международной политической обстановки. Есть некоторые перспективы сотрудничества свободных журналистов и условно независимых изданий. К примеру, на лекции по теме «Как укрепить российско-финляндское сотрудничество между гражданскими активистами и журналистами», состоявшейся 18 мая 2021 года, рассмотрен кейс–проект, финансируемый «Kone Foundation». Журналист Кертту Матинпуро вместе с русской коллегой Анной Воронковой рассказала, как установить тесные связи между финскими и российскими журналистами и активистами. Такие семинары периодически случаются. На мой субъективные взгляд, на территории России еще достаточно изданий, не потерявших профессионализма, и при этом «выдерживающих» давление власти.

Есть несколько векторов развития журналистики - магистральных направлений, есть внутренний запрос на поддержку журналистов. В перспективе международный on-line сервис, помогающий редакциям работать с журналистами из регионов и других стран, где конкретное СМИ не имеет собственного корреспондента. Бизнес сможет привлекать и оплачивать работу журналистов для написания ангажированных коммерческих статей, пресс-релизов и рекламных материалов. Это уже было, и работает, однако, ожидается расширение границ явления – в прямом и переносном смысле. В обосновании проекта возможность объединить разные медиа для решения профильных задач, снизить стоимость создания материалов, а журналистам предполагается обеспечить дополнительные заказы, доход. Но и тут заметно разделение страны на «друзей» и «врагов». Даже в таком проекте сотрудничество может реализоваться в отдельных, политически непримиримых группах. Встать же журналисту «над ситуацией», что требует профессиональный долг свидетеля и транслятора фактов без политической и иной ангажированной окраски, вряд ли получится по мотивационным причинам, изложенным в первой части статьи. Более простой путь внедрения у чисто технических инициатив. Одна из электронных площадок, где собрана база компаний и журналистов для взаимосвязи между ними и экспертами, весной 2021 года выпустило мобильное приложение для IOS и Android, интегрированное в функционал чата. Речь идет о мессенджере, где журналист оперативно составляет запрос по теме и в чате выбирает эксперта, затем оперативно получает экспертное мнение. Но инициатива опять же узка и ограничена; это техника взаимодействия, а о культуре журналисткой работы, ее ординарах и контроле профессионализма почти никто не говорит.

Роль профессионального журналиста показать факты и дать анализ ситуации, возможно посредством трансформации опыта «других»: в обнаружении «нового» факта и соотнесении этого «нового» с имеющимся у целевой аудитории багажом знаний. На мой взгляд, современные журналисты являются «социокультурными декодерами», преобразующими информацию из одного культурного контекста в другой. Бонусы от администраций для журналистов логично отражаются и на стиле работы. По старой схеме - материалы, затраты на создание которых были оплачены издателем, а не спонсорами, становятся предвзятыми. Журналист из зависимого издания, будь он хоть семи пядей во лбу, все же человек, и он хочет, чтобы опубликованный материал выглядел позитивным, дабы оправдать «доверие», оказанное свыше. Поэтому, да, существует открытое и скрытое давление, последнее можно охарактеризовать как чувство долга журналиста перед редактором или администрацией, дающей заказы газете, или контролирующей контент. Причина в том, что критика в отношении внутренних вопросов политики или экономики в путинской России равнозначна подрыванию основы независимых СМИ; акцент на спорных и шокирующих информационных поводах и обсуждение запретных тем является слишком рискованным предприятием для СМИ (или страны в целом), так как публицистика с ее элементом - аналитикой и внутренняя политика взаимосвязаны. Статус СМИ - «иностранного агента» отбивает желание сотрудничать у рекламодателей. Отсюда вытекает проблема формирования стереотипов и популяризации определенных подконтрольных СМИ, относительно их независимых коллег из других СМИ.

Материалы в помощь коллегам

Международная политическая ситуация на уровне индивидуального культурологического знания показывает, что представления о культурных различиях, создаваемые авторами ангажированных статей (в зависимых изданиях), небезобидны: что скрывается за фасадом инфотейнмента, возможно, имеет негативные последствия. Главная – проблема социальной ответственности журналистов, ведь кроме самоцензуры журналиста и контроля за этапами производства контента необходимо критическое восприятие информации со стороны потребителя контента, читателя, который бы смог отличить реальность от привлекательной рекламной или «позитивной» картинки, лишь однобоко отражающей действительность. С введением новых законов на СМИ падают и новые санкции: от штрафа за отсутствие на страницах издания или в эфире маркировки иностранного агента до ужесточения правил работы журналистов на митингах. Плох не столько закон, сколько его применение. Применение в ведении администраций. Также опасения вызывают расплывчатые формулировки, при которых возможно двоякое толкование законов, удобное правоприменителям.

На что журналистам, по мнению адвоката Натэлы Пономаревой, следует обратить особое внимание:

• Введены две новые уголовные статьи: 207.1 и 207.2, неофициально прозванные «статьи за фейк-ньюс». Ключевые слова, отличающие эти статьи от остальных статей и норм в правоприменительной практике - «общественно-значимая информация». По этим статьям нет конкретного потерпевшего, они касаются каждого гражданина.

• Существенно расширена статья КоАП об оскорблении. Если раньше оскорбление касалось выражения в неприличной форме, то теперь введена совершенно размытая формулировка: «выражено в неприличной или иной противоречащей общепринятой норме морали форме». А это может быть всё что угодно, по мнению эксперта, который будет проводить экспертизу по этому делу.

• Одиозные нововведения коснулись состава клеветы: появилось понятия таковой «в отношении неопределенного круга лиц». Эта формулировка сама по себе абсурдна. Помимо журналиста под статью о клевете может попасть и юридическое лицо, издание. Ответственность предусмотрена в виде штрафа до 3 млн рублей.

Нередко проблема состоит не в ужесточении законов, а в их гибкости, которая дает возможность заинтересованной стороне трактовать правовые нормы так, как ей удобно». При этом уйти из журналистов можно сразу, а из иноагентов - нет; сей статус в базах данных актуален 3 года.

При росте количества ограничений и увеличения ответственности журналиста, которая может быть «оформлена» несправедливо – из-за несовершенства практики применения закона, заниматься журналистикой сложнее. Практика наученных горьким опытом изданий - максимально сухой пересказ того, что происходит. В условиях сложившейся реальности журналистам необходимо адекватно реагировать - повышать уровень правовой грамотности и солидаризироваться друг с другом. Теперь у моих независимых коллег – профессиональных журналистов, много усилий уходит на то, чтобы отслеживать выход новых законов и юридические комментарий к ним. Корпоративная солидарность - в ответ на небезупречные с точки зрения права попытки освещать события объективно и свободы слова, как принципа журналистской этики, должна еще более укрепляться. Вот один из примеров, как это можно делать.

Вебинар «Удалите это немедленно» прошел летом 2021 года и сразу стал популярным. Выступили несколько спикеров, разъяснив детали и особенности правоприменительной практики, разобрав кейсы.

А между тем права журналиста следуют из федерального закона. Выписка из ст. 47 Федерального закона РФ «О средствах массовой информации» от 27.12.1991 г. №2124-1 с дополнениями и изменениями. «Журналист имеет право:

· Искать, запрашивать, получать и распространять информацию;

· Посещать государственные органы и организации, предприятия и учреждения, органы общественных объединений либо их пресс-службы;

· Быть принятым должностными лицами в связи с запросом информации;

· Получать доступ к документам и материалам, за исключением их фрагментов, содержащих сведения, составляющие государственную, коммерческую или иную специально охраняемую законом тайну;

· Копировать, публиковать, оглашать или иным способом воспроизводить документы и материалы при соблюдении требований части первой ст. 42 Закона»

Промежуточные выводы

Запас административного безумия еще существует. Но народонезависимая путинская система не вечна ни физически, ни политически. Очевидно, когда в профессиональной жизни чрезмерный уровень стресса, это разрушительно. Однако, когда в жизни нет стресса, по аналогии со «стабильным» застоем, мы не научимся проверять свои пределы возможностей и совершенствоваться. Во время давления власти журналисту с высокими морально-деловыми качествами почти ничего не остается, как отказаться от «прислуживания», либо – на выбор - трансформироваться под меняющиеся обстоятельства – вызовы времени, использовать доступные средства для продвижения в канве отражаемых в статьях фактов. Ибо о чем бы человек ни говорил, он говорит о себе, и журналистский подчерк каждого может быть в чем-то похож, но досконально неповторим. Упор на качество публикуемых материалов, консолидацию журналистов, их сообществ, отслеживание новых «законодательных инициатив» провластного парламента и адекватный, в правовом поле ответ им, воспитание в своих рядах и привлечение профессиональных юристов для конкретных решений нарушений прав журналистов, привлечение к означенной в статье проблематике общественного мнения в России и за рубежом – вижу возможными решениями в реальной ситуации. Ибо бесполезно в лонгитюде сопротивляться свободе слова. Никакой Путин вместе с преемниками, как бы он самоотверженно не трудился, не сможет перегрызть пуповину, которая до сих пор связывает Россию, принявшую цивилизацию от Европы в петровского время, и цивилизованный мир. Россия возьмет из Европы и мира лучшее, в том числе правила и методы защиты свободных журналистов. Да, костей поляжет много. «Но жизнь – вообще не курорт» (Петр Мамонов). Поэтому немыслимо тонуть в обсуждениях реплик Марии Захаровой по поводу «Закона об иноагентах», учитывая карманный парламент - это пустая трата времени, по сути страна погрязла в политических репрессиях и давление страхом на журналистов (СМИ) лишь один из элементов государственной тактики.

Общие пожелания, вроде того: тестируйте новые инструменты и форматы, используйте внутренние ресурсы бизнеса для создания действительно уникального контента, выстраивайте работу с партнерами и медиа, для устойчивого положительного эффекта, не зависящего от сокращения бюджета и быстро меняющихся внешних обстоятельств, разумеется, особой ценности не имеют. С очевидными последствиями в виде торможения/деградации информационного пространства и очередного коллапса в конце победного пути кастрированной «положительной риторики». Вот конкретные кейсы - дело иное. Эта статья – отражение авторского мнения о современной журналистике. И стоит помнить, что бы ни случилось, не бывает ситуаций настолько плохих, чтобы их нельзя было ухудшить. Во мне говорит обычный гражданин, бедный грешный человек, приложивший к сему руку.


Читайте также:

2021: Журналистика сегодня. Опытный взгляд на вызовы времени в России. Часть 1

 #1 за Уралом  Первая политическая телега Кузбасса и окрестностей  Подписаться 

 ПОМОЧЬ ПРОЕКТУ 


Теги:сми, журналистика, политика

Читайте также:
Материалов за текущий период нет.
Материалов за текущий период нет.
Комментарии
avatar